Что такое «стокгольмский синдром» простыми словами

Стокгольмский синдром – значение и примеры

Существует множество интересных психологических состояний человека. К ним относится и стокгольмский синдром. «Стокгольмским» данный синдром назвали потому, что данный термин ввел шведский психолог Нильс Бейерот.

Что означает этот термин

Стокгольмский синдром — это сильная привязанность человека к тому, кто его похитил. В истории было немало случаев, когда человек начинал испытывать симпатию к своему похитителю или агрессору. Жертвы настолько сильно привязывались к своим похитителям, что не могли нормально жить без них после освобождения.

Специалисты в области психологи и психотерапии выделяют разные причины развития этого синдрома. Одни считают, что такой синдром является нормальной реакцией организма на психологическую травму. Другие уверены, что это некий феномен, связанный с особенностями характера, то есть у человека может быть предрасположенность к такому явлению.

Интересные факты о стокгольмский синдроме

Это очень опасное состояние, при котором человек может препятствовать своему освобождению. История знает немало случаев, когда жертвы закрывали собой похитителей, чтобы тех не ранили полицейские или группа захвата.

Во всех без исключения случаях состояние привязанности к похитителю исчезает в момент, когда он причиняет вред или лишает жизни другого заложника.

Примечательно, что стокгольмский синдром так и не был признан заболеванием. Ученые считают, что организм таким образом вырабатывает какие-то защитные механизмы, чтобы человек не сошел с ума. Жертва пытается показать агрессору, что у последнего нет никакого повода беспокоиться о покорности заложника.

Обратите внимание

Стокгольмский синдром появляется у жертвы в среднем после 3 суток в плену. Чем дольше пленник находится в изоляции, тем сильнее это чувство. На скорость формирования синдрома влияет также количество заключенных. В одиночестве у человека в половине случаев может появиться зависимость от агрессора и чувство симпатии, в то время как в окружении других людей этого может не произойти вовсе.

Излишняя жестокость почти в ста процентах случаев делает невозможным развитие стокгольмского синдрома. Если агрессор применяет насилие и не идет на контакт, то человек не станет защищаться таким образом.

Внутрисемейная агрессия тоже вызывает появление такого синдрома. Это наиболее распространено в семьях, где безраздельно «правит» отец, а остальные ему подчиняются и подвергаются наказанию за непослушание.

Теперь вам будет проще объяснить смысл данного словосочетания тем, кто его не понимает. Существует еще много психологических терминов, которые мы мы употребляем неправильно. Перейдя по ссылке, вы сможете узнать о них подробнее.  Удачи вам, и не забывайте нажимать на кнопки и

На нашем канале в Яндекс.Дзен всегда самые интересные статьи по этой теме. Обязательно подпишитесь!

21 ноября 06:58

Стокгольмский синдром: сущность и история термина :

Стокгольмский синдром – значение и примеры

Воистину человеческая психика преподносит иногда сюрпризы представителям Homo Sapiens: каких только нелепых синдромов и фобий не бывает у человека. В рейтинге самых странных стокгольмский синдром мог бы занять почетное место. В чем его суть и можно ли с этим бороться?

Стокгольмский синдром: сущность и история термина

Человек, услышавший о подобном психическом явлении, совершенно справедливо может подумать: “При чём здесь Стокгольм?” Дело в том, что впервые синдром был обнаружен в августе 1973 г. в городе Стокгольме в связи с захватом заложников в банке.

Стокгольмский синдром — это понятие из психологии, характеризующее ситуацию, когда человек, подвергающийся какой-либо агрессии, проявляет симпатию и сострадание к своему насильнику.

В подобной ситуации жертву насилия не обуревает гнев или протест, а, наоборот, она начинает чувствовать психологическую связь с агрессором, пытается оправдать его действия, а в некоторых случаях даже перенимает его идеи и приносит себя в «жертву» добровольно.

Одним словом, синдром заложника, стокгольмский синдром — это тождественные понятия.

Чаще всего подобный синдром наблюдают в экстренных ситуациях, связанных с захватом заложников. Но встретить его можно и в быту, в обычных семейных отношениях.

Случай, после которого началось изучение синдрома

Парадоксальная история, случившаяся в 1973 г. в Швеции, привлекла не только внимание журналистов, но и знаменитых психологов.

В августе бывший заключенный Ян-Эрик Олссон захватил один из шведских банков вместе с четырьмя заложниками.

Несмотря на то что Олссон грозился убить взятых в заложники людей, а также продержал их шесть дней в здании банка, когда преступник был задержан, его жертвы совершенно внезапно встали на защиту своего тирана.

Важно

Более того, они заявили, что во время штурма банка боялись именно полицейских, а не самого Олссона.

После того как Олссона увезли с места преступления, его жертвы договорились между собой нанять преступнику лучшего адвоката. И даже когда Яна-Эрика приговорили к 10 годам заключения, заложники из банка приходили к нему на свидания в колонию.

Так до конца и не известно, чем покорил преступник своих жертв, поэтому психологам достался прекрасный материал для научных статей, расследований и диссертаций.

Однако описывают стокгольмский синдром книги не только научного характера, но и художественного: «Плененная во тьме» (С. Дж.

Робертс), «Так поступают братья» (Дерекика Снейк), «Интервенция любви» (Ольга Горовая) – одним словом, Ян-Эрик Олссон обогатил не только криминалистику, но и литературу весьма пикантными сюжетами.

Факторы, порождающие синдром

Когда психологи стали анализировать стокгольмский синдром, то обнаружили, что подобное явление наблюдается не только в ситуациях, связанных с взятием заложников, но и при других обстоятельствах: например, во время вспышек домашнего насилия, включая сексуальное; или подобный сценарий реализуется во многих народных обрядах (вспомните обряд «похищения невесты» на свадьбе).

Психологи объясняют, что при подобных стрессовых ситуациях человек хочет верить в благоприятный исход событий и в то, что агрессор не потерял своей гуманности, что он освободит свою жертву, когда придет время. Поэтому пострадавший от агрессии старается не нагнетать обстановку, выполнять все требования, а главное, он старается понять, что за человек перед ним находится, и чего от него можно ожидать.

Если захватчик и заложники находятся вместе долгое время, то они вынуждены общаться друг с другом, что способствует гуманизации отношений. Причем «слабину» дают не только жертвы, но и сами агрессоры.

Бытовой стокгольмский синдром

Синдром заложника — довольно распространенное явление в быту. Несложно догадаться, что им страдают преимущественно женщины. Однако мужчины, позиционирующие себя как «жертву» сложившейся ситуации, тоже встречаются.

Кто рискует заработать себе стокгольмский синдром? Это, прежде всего, люди, которые считают, что они никак не способны влиять на собственную жизнь и окружение. И раз случается так, что над ними проявляют насилие, то они должны лишь смиренно принимать все происходящее с ними.

Про то, как муж издевается над своей женой, а она раз за разом прощает и оправдывает его, наверное, снят не один десяток фильмов. Такие женщины на самом деле страдают заниженной самооценкой.

Совет

Они отклоняют самое логичное решение проблемы – разрыв отношений – поскольку боятся, что не встретят более достойного спутника жизни, или же вообще считают, что не достойны лучшей жизни.

Что, конечно, является ошибочным утверждением, которое легко «сломать» на приеме у опытного психолога.

Профилактика синдрома

Профилактикой стокгольмского синдрома активно занимаются террористы, которые решаются на захват заложников. Им совсем невыгодно испытывать симпатию к своим жертвам, поэтому они целенаправленно избегают любых контактов с заложниками: часто меняют охрану, завязывают людям глаза и затыкают рты, совершают нелогичные и жестокие поступки и т. д.

Правоохранительные же органы всеми силами пытаются, наоборот, способствовать развитию синдрома, поскольку симпатия между преступниками и их жертвами упрощает процесс переговоров и дает определенные гарантии, что никто не пострадает.

Что касается бытового синдрома, то там всё значительно проще: во-первых, нужно осознать нелогичность и абсурдность собственного поведения; во-вторых, следует обратиться к психологу, который на профессиональном уровне поможет справиться с проблемой.

Известные случаи в России

Стокгольмский синдром России известен не понаслышке. Например, многие узники концлагерей сталинских времен буквально «молились» на великого вождя, по приказу которого они и были арестованы, а также плакали о нем, когда Иосиф Виссарионович умер в 1953 г.

Российские женщины знамениты своей «жертвенностью», поэтому они чаще других попадают в душещипательные «семейные» истории, где их тираном становится или соотечественник, или заграничный муж.

Известные случаи за рубежом

За рубежом тоже можно отыскать пару-тройку случаев, когда можно наглядно убедиться, что из себя представляет стокгольмский синдром.

Примеры 2000-х в США меркнут перед удивительным случаем 70-х, когда одной из террористических организаций была похищена внучка газетного миллиардера – Патрисия Херст. Несмотря на то что ее семья выплатила похитителям всю потребованную сумму, девушка так и не вернулась к родным.

Немного позже стало известно, что она примкнула к похитившей ее организации «Симбионистская армия освобождения». И это при том, что “С.А.О.

” применяли к ней не только физическое насилие, но и сексуальное! После своего ареста в 75-м г. Херст заявила, что вступила в ряды «С.А.О.» под психологическим давлением.

После того как девушка отсидела положенный ей срок за ограбления банка, она вернулась к нормальной жизни.

Стокгольмский синдром — это что: психологические особенности

Стокгольмский синдром – значение и примеры

Стокгольмский синдром – психологический феномен, при котором жертва начинает испытывать симпатию и даже сожаление к своему агрессору, тирану, насильнику.

Еще недавно этот синдром рассматривали только в контексте возникновения положительных эмоций у заложников к своим захватчикам. Но сегодня этот термин применим и к бытовым ситуациям, отношениям мужчины и женщины.

Чаще всего роль жертвы в отношениях занимает женщина, хотя и не в 100 % случаев.

Суть феномена

Встречается в 8 случаев из 100. В основе стокгольмского синдрома находится принцип зависимых отношений. Суть синдрома в том, что жертва начинает испытывать симпатию, чувствует эмоционально-психологическую зависимость, защищает своего тирана в глазах других людей.

Известны случаи, когда заложники сбегали вместе со своими тиранами или закрывали их от пуль, помогали избегать наказания. При бытовом стокгольмском синдроме жертва укрывает тирана, ищет причину его агрессии в себе, находит оправдания агрессору.

Проще говоря, это смена ненависти и страха на сочувствие, понимание, симпатию и любовь. Современное понимание феномена стокгольмского синдрома значительно шире и сложнее:

  • Сегодня информация об этом синдроме столь доступна, что особенности синдрома используют в своих целях террористы и другие преступники. Потому стало сложнее работать психологам и полиции, другим службам. Важно определить не только истинные мотивы преступника, но и истинные мотивы жертвы.
  • Феномен стокгольмского синдрома можно видеть и в деловых отношениях. Когда работники понимают, что живут под вечными перегрузками и неадекватными требованиями начальства, но со временем начинают воспринимать это как должное. Ведь иногда работники получают бонусы. Самооценка сотрудника снижается, желание противиться если и возникает, то тут же отсекается. Об увольнении не идет и речи. А страх быть уволенным или разочаровать начальство становится ведущим.
  • Термин употребляется не только в отношении семейных отношений или классически в отношениях захватчика и заложника, но и в отношении детско-родительских взаимоотношений. Притом роль тирана (властителя) может принадлежать как родителям, так и детям.
  • Еще одно современное применение термина – отношения покупателя и товаров, или шопоголизм. Покупатель всеми правдами и неправдами (пригодится потом, акция, скидка, бонус) оправдывает свои покупки. И хотя сам шопоголик знает, что эти акции не последние, в глубине души думает «а вдруг именно на этот товар последние».

История открытия стокгольмского синдрома

Автор названия синдрома – криминалист Нильс Бейерот. Понятие стокгольмского синдрома появилось после одного реального случая.

23 августа 1973 года на центральной площади Стокгольма вооруженные преступники (32-летний Ян-Эрик Ольссон и 26-летний Кларк Олофссон) захватили банк и 4 заложников (31-летнюю Бригитту Лундберг, 26-летнюю Кристину Энмарк, 21-летнюю Элизабет Ольдгрен, 26-летнего Свена Сефстрема). Внешне все жертвы благополучны, красивы, успешны и уверенны в себе.

За время плена, пока грабители просили выкуп, жертвы выдержали 2 дня полной голодовки, угрозы убийства, пытки (стоять с петлей на шее, при малейшем изменении положения она натягивалась и душила).

Обратите внимание

Но уже в скором времени стало отмечаться сближение преступников и заложников. Вплоть до того, что одна из жертв смогла передать информацию полиции, но потом сама же призналась в этом грабителям.

А на четвертые сутки она просила полицию дать возможность ей и преступникам уехать.

Свен после освобождения утверждал, что грабители были хорошими людьми. На шестые сутки во время освобождения заложники защищали грабителей и держались с ними за руки. Позже две заложницы признались, что добровольно совокуплялись с грабителями, а еще чуть позже они стали навещать тех в тюрьме и в итоге обручились с ними.

Тогда такой феномен и получил название Стокгольмского синдрома. После этого случая проявления стокгольмского синдрома встречались не единожды в разных уголках мира и разных ситуациях. Подробнее об этом читайте в статье «Стокгольмский синдром в жизни: 5 реальных историй».

Причины развития синдрома

В 80 % случаев формирование синдрома вызвано определенным типом мышления. Большая часть жертв психологически запрограммирована следовать этой роли.

Мышление жертвы

К основным особенностям мышления жертвы относятся следующие положения:

  • Видение мира в пессимистичных тонах, ощущение себя как магнита для неприятностей.
  • Ощущение того, что большего жертва и не заслуживает.
  • Присутствует установка на смирение и терпение. Особенно свойственно для женщин, если им еще в детстве прививали необходимость подчиняться мужчине. В семьях, где отец был тираном или просто ведущим грубым человеком, а мать безмолвной, слабой.

Жертвы чаще выходят из чрезмерно требовательных семей, где ребенок старался заслужить любовь родителей. Кроме того, на замеченные попытки угодить ребенок получал еще большую критику. Или в семьях, где ребенок чувствовал себя ненужным и был обделен вниманием.

Чаще синдром развивается у людей с подвижной и неустойчивой психикой (меланхолики и холерики).

Защитный механизм психики

Вторая причина формирования стокгольмского синдрома – активация защитного механизма у женщины, подвергшейся гендерному насилию.

Суть в том, что вспышки агрессии у тирана будут реже и меньше или направлены на другой объект, если жертва не будет проявлять противоречий. Для гендерного насилия характерны два этапа: унижение и раскаянье.

В силу эмоциональной слабости жертва не выдерживает и прощает своего агрессора.

Влияние защитного механизма рассматривалось и в первом случае на площади в Стокгольме. Британский психолог Анна Фрейд назвала его тогда идентификацией с агрессором. Это иррациональная реакция, включающаяся в условиях выживания, неэффективности и безнадежности рациональных реакций.

Жертва бессознательно отождествляет себя с агрессором и надеется, что он не причинит вреда такому же, как он человеку. Для того чтобы такая идентификация стала возможна, восприятие перестраивает свою работу.

В результате перестройки агрессор воспринимается как симпатичный человек, а не как тиран. Ведь в противном случае идентифицировать себя с преступником было бы невозможно.

Свою лепту вносит и вынужденное длительное нахождение в одном пространстве, общение.

Влияние стереотипов

Третий вариант развития стокгольмского синдрома – влияние стереотипов. Актуально для бытового синдрома. В основном действие оказывает мысль о том, что одинокая женщина не может быть счастливой и успешной.

Или о том, что женщина должна всю жизнь прожить с одним мужчиной (особенно если мужчина первый в плане секса).

Важно

Женщины, воспитанные стереотипами, могут годами терпеть физическое и психическое насилие и «нести свой крест».

Стоит отметить, что повлиять на развитие синдрома могут сразу два или все из описанных факторов. Такое встречается нередко. И это не удивительно, так как в итоге проблема синдрома произрастает из детства. А семья в ответе и за развитие, и за воспитание, и за формирование убеждений и культуры.

Благоприятные условия для развития синдрома

Стокгольмский синдром развивается не всегда, а только в определенных условиях:

  • длительное вынужденное пребывание жертвы и агрессора в одном пространстве;
  • гуманное и лояльное отношение агрессора к жертве;
  • реальная угроза жизни жертвы, которую агрессор демонстрирует;
  • осознание жертвой отсутствия альтернативы, реальность только одного исхода, продиктованного агрессором.

Сам синдром при таких условиях формируется в 4 этапа:

  • Установка близких отношений из-за вынужденной совместной изоляции.
  • Готовность жертвы сделать все, что скажет агрессор, дабы сохранить себе жизнь.
  • Сближение через общение, проникновение во внутренний мир агрессора, понимание его мотивов поведения.
  • Развитие эмоциональной зависимости от агрессора из-за его лояльного отношения и вынужденного общения, чувство благодарности за сохраненную жизнь, желание помочь.
  • Как избавиться от синдрома

    Жертва сама мешает своему же высвобождению. Помочь ей не сможет ни один человек до тех пор, пока она сама не осознает неадекватность собственного поведения.

    Самостоятельно справиться с такой проблемой, как стокгольмский синдром, практически невозможно. Рекомендуется обратиться к психологу. Он поможет заглянуть вглубь души и разобраться в истинных причинах жертвенности. Чаще всего жертве свойственна по жизни роль «девочки/мальчика для битья». Но вот откуда сформировалась такая жизненная позиции – вопрос более сложный и частный.

    Коррекция бытового стокгольмского синдрома проходит сложнее других. Ведь единственный вариант решения – осознать иррациональность поведения жертвы, увидеть нереальность собственных надежд и иллюзий, уйти от агрессора. Жертва до последнего будет верить в то, что ситуацию (читай: агрессора) можно изменить.

    Проще всего корректируется покупательский синдром. Достаточно посмотреть, сколько из купленных вещей ни разу не использовались в течение месяца. Или посчитать, чего покупатель себя лишил, чем пожертвовал.

    Синдром в деловых отношениях не обязательно требует смены работы. Ведь жертва снова найдет такого же тирана-начальника. Нужно повысить самооценку у жертвы, расставить жизненные приоритеты (работа не должна занимать все время), найти и ценить свою индивидуальность (убеждения, интересы, потребности).

    Работа с любым видом стокгольмского синдрома предполагает работу с самосознанием человека, его Я-концепцией, повышением самоуважения.

    Что означает понятие “Стокгольмский синдром”

    Стокгольмский синдром – значение и примеры

    Примеры Стокгольмского синдрома

    Швеция

    В 1973 году Ян Эрик Улссон бежал из заключения. 23 августа того же года он захватил четырех заложников (трех женщин и мужчину) в банке Стокгольма. Улссон выдвинул требования: деньги, машина, оружие и свобода для сокамерника Кларка Улафссона.

    Улафссона ему сразу же привези, но наличных, автомобиля и оружия не предоставили. Теперь заложники оказались в компании сразу двоих преступников и провели они в помещении более пяти суток.

    В случае штурма Улссон обещал убить всех заложников. Серьезность своих намерений преступник подтвердил тем, что ранил сотрудника полиции, который попытался проникнуть в помещение, а второго под прицелом автомата заставил исполнить песенку.

    Совет

    Два дня ситуация внутри банка оставалась крайне напряженной, но спустя некоторое время между заложниками и грабителями начали складываться более доверительные и даже дружеские отношения.

    Пленники внезапно начали испытывать симпатию к своим надзирателям и даже стали откровенно критиковать полицию. Одна заложница даже заступилась перед премьер-министром Швеции, заявив ему во время переговоров по телефону, что нисколько не чувствует себя несчастной и прекрасно относится к Яну Эрику. Она даже попросила правительственные силы выполнить все их требования и дать им волю.

    На шестой день начался штурм, в ходе которого все заложники были освобождены, а преступники сдались властям.

    Заложники, оказавшись на свободе, стали заявлять в многочисленных интервью, что они нисколько не боялись Улссона и Улафссона. Всех пугал только штурм полиции.

    Кларку Улафссону удалось избежать уголовного преследования, а вот Улссон был приговорен к десяти годам заключения.

    Эта история стала настолько популярной, что у Яна Эрика появились толпы поклонниц, жаждущих завладеть его сердцем. Отбывая наказание,  он женился на одной из них.

    Кларк Улафссон встретился на свободе с одной из заложниц, и они стали дружить семьями.

    Захват японского посольства в Перу

    17 декабря 1998 года в японском посольстве в Перу проходил пышный прием, где под видом официантов в резиденцию посла проникли члены группировки «Революционное движение Тупака Омара». Более 500 высокопоставленных гостей оказались в заложниках вместе с послом. Захватчики требовали, чтобы власти Японии освободили всех их сторонников, которые находились в тюрьмах.

    Обратите внимание

    Само собой, при сложившихся обстоятельствах ни о каком штурме здания не могло быть и речи, ведь в заложниках оказались не простые смертные, а высокопоставленные государственные лица.

    Спустя две недели террористы выпусти 220 заложников. Их заявления после освобождения несколько удивили власти Перу. Большинство освобожденных испытывали явную симпатию к террористам, а боялись властей, которые могли пойти на штурм здания.

    Захват заложников продолжался четыре месяца. В это время правительство Японии, казалось, бездействовало, но на самом деле, специалисты рыли тоннель под зданием резиденции. Группа захвата просидела в этом тайном тоннеле более 48 часов в ожидании подходящего момента. Сам штурм занял всего 16 минут. Все заложники были спасены, а все террористы ликвидированы.

    Видео по теме

    Все мы уже прекрасно знаем (или имеем представление) о том, что такое «стокгольмский синдром», благодаря тем многочисленным примерам, которые демонстрируют нам психологию взаимоотношений «преступника» и «жертвы». Однако проблема так называемой «идентификации с агрессором» гораздо шире, и порой она может проявлять себя совершенно неожиданно, оказавшись непосредственно рядом с нами

    Стокгольмский синдром – значение и примеры

    Этимология и проблематика вопроса

    Термин «стокгольмский синдром» появился сравнительно недавно и связан непосредственно со случаем, произошедшим 1973 году в шведской столице. Тогда беглый заключенный взял в заложники группу людей в одном из местных банков, однако благодаря усилиям полиции преступник и его сообщник были захвачены, а заложники выпущены на волю целыми и невредимыми.

    Примечательным же в этой истории стало то, что между захватчиками и заложниками возникли чувства, которые парадоксальным образом выбились из логики происходящего.

    Бывшие заложники не только простили преступников, но и прониклись к ним чувством симпатии, что послужило толчком к развитию теории о, так называемой, «идентификации с агрессором» (более узко – «стокгольмский синдром»).

    Согласно общему представлению, «стокгольмский синдром» – это взаимные или односторонние симпатизирующие отношения, возникающие между людьми, против которых оказывается насилие, и, непосредственно, теми, кто это насилие оказывает (или угрожает применением такового).

    Несмотря на то, что «идентификация с агрессором» как психологическое явление исследовалось и ранее, именно случай в Стокгольме послужил отправной точкой для более тщательного изучения данного вопроса и рождения огромного интереса вокруг «стокгольмского синдрома».

    Чем же объясняется поведение условных заложников к своим условным же захватчикам? Не сильно вдаваясь в подробности, можно отметить, что чувство симпатии или привязанности возникает на фоне отношений, возникающих между заложниками, которые желают спасти свои жизни, и захватчиками.

    Важно

    Для одних удовлетворение требований захватчиков – залог их безопасности и освобождения, а для других жизнь заложников – условие выполнения их собственных требований (насилие в отношении заложников применяется лишь в крайних случаях и только «злит» полицию, усложняя проведение переговоров).

    Таким образом, между обеими сторонами возникает взаимный интерес, а под воздействием массы психологических переживаний, создаваемых в ходе подобных ситуаций, чувство симпатии (или антипатии, если дело принимает негативный оборот – например, когда степень насилия переходит черту) только усиливается.

    Примеры «стокгольмского синдрома»

    Чтобы на практике понять, как проявляет себя «стокгольмский синдром», проиллюстрируем его на трех наиболее известных истории примерах.

    (Стокгольмский синдром, увы, хорош лишь только в сказках)

    Первый пример связан с тем самым банком в Стокгольме, где произошел захват четверых заложников в 1973 году. В течение четырех дней двое преступников удерживали работников банка и требовали от полиции выполнить все их условия. На пятый день полиция все-таки взяла штурмом здание банка, повязав бандитов и освободив заложников.

    Интересно же то, что заложники в последствии не только осудили полицию за жесткие действия в отношении своих захватчиков, но и даже оплатили услуги их адвокатов, проявив высокую долю сочувствия.

    Связана такая реакция, как полагают психологи, была именно с тем, что и те, и другие находились в сложных психологических условиях, в которых «жертвы» невольно стали сочувствовать «агрессорам» и принимать их сторону.

    Второй пример «стокгольмского синдрома» коснулся девушку по имени Патрисия Херст, история которой стала основой для ряда фильмов, посвященных отношениям агрессоров к своим жертвам.

    Похищенная в 1974 году радикальной преступной группировкой девушка, несмотря на выплату за ее освобождение крупной суммы денег, осталась со своими похитителями и, более того, вступила в их ряды, совершив ряд дерзких преступных действий.

    В результате она и ее сообщники были арестованы, саму Пэтти отправили также за решетку. Но спустя лишь три года она была отпущена на свободу в связи с тем, что в ее действиях усмотрели непреднамеренный характер.

    Совет

    По одной версии, Патрисия была вынуждена работать с похитителями под угрозой смерти, а по другой, более популярной, – между ней и преступниками образовалась психологическая связь, оказавшаяся патологией и ставшая одним из самых известных примеров «стокгольмского синдрома».

    Наконец, третий случай, получивший название «лимский синдром», произошел в столице Перу в 1996 году. Свое название происшествие заслужило благодаря тому, что его события были этаким «стокгольмским синдромом» наоборот.

    Тогда террористическая группировка захватила заложников в количестве 500 высокопоставленных чиновников, пришедших на официальный прием по случаю национального праздника.

    Спустя некоторое время они отпустили половину заложников, которые, в свою очередь рассказывали о том, что между ними и террористами образовались чувства симпатии.

    После штурма здания и освобождения всех заложников люди поведали психологам, что как они, так и сами преступники прониклись той ситуацией, в которой они оказались, и нашли взаимопонимание друг с другом. Отдельное же название этот синдром получил за счет того, что и сами преступники стали сочувствовать своим жертвам и отпустили половину из них, руководствуясь этим чувством.

    Домашнее насилие и идентификация с агрессором

    «Стокгольмский синдром» сегодня – феномен, куда более широкий, охватывает огромный пласт отношений между людьми и связан не только с захватами заложников. В наше время синдром, получивший более общее название «синдрома идентификации с агрессором», является сложным психологическим случаем в изучении взаимоотношений между агрессорами и их жертвами.

    В последние десятилетия все больше внимания общественности приковывается к проблеме домашнего насилия и насилия над женщинами как такового, в связи с чем и возникает дополнительная необходимость исследовать этот вопрос с точки зрения причин, почему это происходит. Так как нашей задачей не является провести глобальное исследование на этот счет, можно ограничиться лишь кратким описанием общей идеи.

    Поскольку психологические установки женщин под действием общественной психологии, воспитания, влияния массовой культуры и других не менее важных факторов, так или иначе, отличаются от мужских, то и восприятие одних и тех же событий могут быть совершенно разными у обоих полов.

    Оказываясь в условиях неизбежной угрозы, женщина не может не начать идентифицировать себя с агрессором, воплощая в своем поведении то, чего он от нее желает.

    Обратите внимание

    Такая ответная реакция абсолютно адекватна в случаях, когда «угнетенный» априори слаб в отношении «угнетаемого», а потому изначально не может рассчитывать на снисхождение и вынужден «играть по правилам агрессора».

    Но главная же проблема заключается не в этом.

    «Идентификация с агрессором» становится по-настоящему страшна, когда она перетекает в хроническую форму, что становится для женщин основой для невмешательства и молчаливого согласия с насилием в отношении себя.

    Так рождается всем известная психологическая реакция, выраженная в емком «бьет значит любит» – ситуации, в которой женщина вынуждена принимать позицию агрессора и считать ее за единственно верную по отношению к самой себе.

    Таким образом, идентифицируя себя с агрессором, женщина (или ребенок) выбирает тактику непротивления злу, пытаясь найти другие, порой и превентивные, меры противодействия насилию в отношении себя.

    Для этого «жертва» обязана ставить себя на место «агрессора», принимать его точку зрения, сочувствовать ему, ублажать его, удовлетворяя его требования, полагая, что иного поведения, как этого, попросту не может быть.

    Именно такой самообман является страшным последствием «стокгольмского синдрома» и «идентификации с агрессором», ставящим в тупик психологов и других людей, пытающихся бороться с этой проблемой.

    «Стокгольмский синдром» сегодня – это не только взаимоотношения между преступниками и их жертвами.

    Проблема, которая вытекает из него, – так называемая, «идентификация с агрессором», – феномен, куда более серьезный и являющийся причиной непозволительного отношения одних людей к другим, мужчинам к женщинам, если речь идет о домашнем насилии.

    Исследование причин, побуждающих женщин вставать на сторону своего агрессора, необходимо для того, чтобы научиться бороться с проблемой изнутри. Ведь многие жертвы насилия, как выясняется, вынуждены терпеть подобное к себе отношение лишь из-за боязни быть услышанными.

    Отсутствие гарантий своей безопасности извне побуждает людей вставать на сторону агрессора, пытаясь самостоятельно разрешить проблему или хотя бы минимизировать причиняемый себе вред. Но проблема эта давно вышла за рамки частного и должна решаться совместно всем мировым сообществом.

    Давид Комахидзе

    Что такое стокгольмский синдром и почему так называется

    Стокгольмский синдром – значение и примеры

    13.10.2018

    Доброго времени суток, дорогие читатели. В этой статье вы узнаете, что означает стокгольмский синдром простыми словами. Вам станет известно, откуда пошло такое название. Поговорим о вариантах развития данного синдрома. Вам станет известно, как он проявляется. Выясните, какими способами можно противодействовать подобному явлению.

    Общие сведения

    Психология про Стокгольмский синдром говорит, как про состояние, возникающее при длительном совместном пребывании жертвы и преступника. Это период, при котором они сближаются, общаются откровенно.

    Заложник ощущает на себе чувства захватчика, начинает его понимать, осознает его мечты и желания. Как правило, преступник, общаясь со своей жертвой, жалуется на неудачную жизнь, обвиняет власть, людей, которые мешали ему нормально существовать.

    В какой-то момент жертва принимает сторону преступника, начинает ему помогать по своей инициативе. Бывают ситуации, когда заложник отказывается, чтоб его освобождали, так как считает, что истинная угроза исходит от правоохранительных органов, а не от того, кто ее удерживает.

    Важно

    Даже после того, как человек был освобожден, он продолжает ощущать свою связь с тем, кто его поневолил.

    Данный синдром развивается в ситуации, когда нарушитель лояльно относится к своей жертве. Если же он проявляет агрессивное настроение, угрожает расправой, то у заложника возникает только страх за свою жизнь, отвращение к преступнику. Стокгольмский синдром определяется довольно редко, всего в восьми процентах случаев.

    История синдрома берет свои истоки с семидесятых годов прошлого столетия, когда в одном из банков Стокгольма произошло громкое ограбление. Данный случай был непохожим на другие. Заложники, которые находились в заточении на протяжении шести дней, встали на сторону собственных похитителей.

    Одна из пленниц даже решила обручиться с бандитом. Так как нестандартная реакция на стресс впервые была замечена в банке Стокгольм, вот почему так называется данный синдром.

    Хоть, на самом деле, подобное явление заметили еще в тридцатых годах, когда Анна Фрейд завершила дело своего отца, представив концепцию защиты индивида в нестандартной ситуации, объясняющую подобное поведение.

    Данное расстройство встречается не только в ситуациях, когда кто-то кого-то захватил или похитил, но и в обычной жизни, даже в семейных отношениях. Может проявляться между детьми и родителями. Причем в роли жертвы способен оказаться, как ребенок, так и мама с папой.

    Различают три типа данного синдрома.

  • Корпоративный. Работа является местом, где один индивид может проявлять себя в качестве диктатора. Тут речь идет о деспотичном начальстве. Чаще всего руководители придерживаются правила кнута и пряника, могут мотивировать сотрудников различными выгодами, однако, редко выполняют свои обещания. Известны случаи, когда начальник оскорбляет своего подчиненного, угрожает ему увольнением. Если сотрудник имеет Стокгольмский синдром, то будет стараться проявить себя в работе. При этом сильно снижается самооценка.
  • Покупательский. Зависимость человека от товаров потребления. Данное состояние имеет название шопоголизм. Индивид пытается оправдать свои действия тем, что в данный момент на этот товар была акция или скидка.
  • Бытовой, его также называют социальным синдромом. Ситуация, когда один из членов семьи становится на защиту домашнего обидчика. Чаще всего агрессором выступает муж, в роли жертвы оказывается супруга и дети, если они имеются.
  • Что способствует

    Определенные факторы влияют на развитие данного синдрома:

    • нормальные отношения преступника к пленнику;
    • вынужденное продолжительное пребывание агрессора и жертвы в одном помещении;
    • настоящая угроза жизни, демонстрируемая агрессором;
    • понимание того, что альтернатива отсутствует, результат будет напрямую зависеть от желания захватчика.

    Формирование синдрома в себя включает четыре этапа:

    • налаживание близких отношений в виду совместной изоляции;
    • готовность выполнять любые приказы агрессора, чтоб только выжить;
    • сближение с захватчиком через общение, понимание его;
    • по отношению к захватчику рождается зависимость эмоционального характера, благодарность за жизнь, которая была сохранена, желание ему помочь.

    Варианты развития

  • Отождествление себя с захватчиком. Жертва на подсознательном уровне выбирает для себя роль послушного человека, так как рассчитывает, что преступник будет великодушен, позволит остаться в живых. С течением времени жертва начинает понимать, сочувствовать, иногда и одобрять действия своего мучителя.

    Именно из-за этого бывают ситуации, в которых пострадавшие оправдывают, защищают похитителя, так же, как и люди, пострадавшие от насилия в семье, оправдывают агрессивного домочадца.

  • Искажение реальности.

    При долгом контакте с преступником или агрессором дома у человека начинает изменяться его сознание, он перестает правильно видеть происходящее вокруг. Пленник может проникнуться взглядами и идеями преступника. Вследствие чего, она занимает позицию бандита. Такая же ситуация имеет место при бытовом насилии.

    В данном случае идет принятие того, что агрессор стал таким, из-за того, что у него было тяжелое детство или сложности на работе, алкогольная зависимость. Это вызывает жалость со стороны жертвы.

  • Переосмысление.

    Человек вследствие происходящего может находиться в таком стрессе, что он не сумеет нормально оценить попытки помочь ему со стороны. Появляется убежденность в том, что только преступник даст шанс на жизнь. Если попытаются спасти, то этот шанс будет уничтожен.

    Ведь неизвестно, каким будет результат спасательных мероприятий: человека могут освободить, он может погибнуть от рук преступников или спасателей. Рассматривая бытовые случаи, можно видеть те же черты у жертвы бытового насилия. Она отказывается от развода или обращения в полицию, потому как боится еще большей агрессии. Жертва полностью отдается тирану, удовлетворяет его потребности.

  • Особенности бытового синдрома

    Развивается под воздействием трех основных факторов.

  • Особенности характера. Женщина уверена, что не заслужила на нормального мужа, также она может быть убеждена в том, что подобные действия супруга указывает на то, что он ее любит. Кроме того, она может терпеть такое отношение по причине того, что боится остаться одна.
  • Ошибки в процессе воспитания. Родители нередко неосознанно превращают собственного малыша в потенциальную жертву, когда выбирают неправильные способы воспитания, критику, унижение, не интересуются жизнью ребенка, тем самым развивают в нем комплекс ненужности. Тираны тоже могут вырасти по причине неправильного воспитания, когда в семье имела место агрессия, угнетение, постоянные оскорбления со стороны родных. Ребенок растет с уверенностью, что такая модель поведения является нормальной.
  • Последствия травматической ситуации. Смирение, терпеливость формируются, как защитный механизм. Женщина убеждена, что подчинение требованиям супруга минимизируют проявление его агрессии. Если в семье имеются детки, то ситуация еще больше осложняется, потому как мама не хочет оставлять их без отца, не понимает, что наличие такого человека только навредит их психологическому здоровью. Мужчина может стать агрессором по причине того, что в прошлом был на месте жертвы, например, был опозорен, его угнетали сверстники. Когда он вырос, стал вымещать свою озлобленность на близких.
  • Женщина может прибегать к следующим тактикам касательно выживания при отношениях с мужем деспотом:

    • утрата собственного «Я» — девушка ставит потребности своего мужа на первое место, полностью про себя забывает, происходит полная концентрация на положительных эмоциях и отрицание всего негативного, улыбка, хорошее настроение агрессора указывают на возможность того, что отношения еще будут нормальными;
    • скрытность — барышня не хочет распространяться о том, какие у нее сложные отношения с супругом, она отрицает их ущербность, ограничивает круг общения, отмахивается, говоря, что все в порядке;
    • гипертрофированное чувство вины — женщина не только прощает своего обидчика, она и винит себя в происходящем, уверена, что всему виной ее плохой характер, неприглядный внешний вид, недостаточные интеллектуальные способности.

    Как побороть

  • Необходимо понимать, что жертва препятствует собственному высвобождению. Важно, чтоб пришло понимание того, что ее поведение является неправильным и нужно от него отрешиться.
  • Своими силами справиться со Стокгольмским синдромом практически невозможно. Стоит обратиться за помощью к психотерапевту.

    Он поможет выявить истинные причины, повлекшие за собой развитие подобного синдрома.

  • Если имеет место бытовой синдром, то очень важно понять, что агрессор не изменится, что он и дальше будет так себя вести и пришло время с ним расстаться.

    Работа достаточно сложная и, например, женщине будет очень непросто противостоять мужу, которому она долгое время подчинялась. В такой ситуации лучше также обратиться за помощью к специалисту.

  • Покупательский синдром довольно-таки легко корректируется. Важно, чтоб человек осознал, что купленные им вещи не использовались.

    Надо понять, что за эти деньги можно было приобрести что-то более важное и ценное.

  • Если синдром развился в рабочей среде, то лучшим способом борьбы с данным состоянием является смена работы. Однако, необходимо понимать, что не исключен вариант наличия руководителя тирана и на новом месте трудовой деятельности.

    Поэтому человек должен заняться повышением собственной самооценки, расставлением жизненных приоритетов, научиться ценить свои взгляды, потребности.

  • Теперь вы знаете Стокгольмский синдром, что это в психологии. Любой из его видов нуждается в работе над внутренним миром человека, повышением его самоуважения.

    Необходимо понимать, что данный синдром имеет определенные предпосылки, человек должен быть уверенной в себе, сильной личностью, чтоб не сломиться под влиянием обидчика.

    Что такое стокгольмский синдром и почему так называется Ссылка на основную публикацию

    Стокгольмский синдром: причины, симптомы, диагностика, лечение

    Стокгольмский синдром – значение и примеры

    Содержание:

    Стокгольмский синдром — аномальное явление в психиатрии, характеризующееся симпатией жертвы к своему агрессору, захватчику, похитителю. Первоначальное чувство ужаса и злобы к мучителю постепенно сменяется искренним и неподдельным интересом. Заложники оправдывают действия захватчиков.

    Они готовы принести себя в жертву ради достижения «общей» цели. В качестве простого примера можно привести ситуацию, в которой заложники добровольно оказывают помощь бандитам, тем самым препятствуя собственному освобождению. Спустя некоторое время между ними завязываются теплые и продолжительные отношения.

    Синдром получил свое название благодаря инциденту, который произошел в городе Стокгольме в 1973 году. Преступники-рецидивисты захватили шведский банк и взяли в заложники его работников. Они удерживали их силой шестеро суток, угрожая в случае неповиновения смертью.

    Совет

    После штурма банка полицейские освободили пленных и арестовали захватчиков. Жертвы встали на защиту своего тирана, выступили в суде против полицейских, якобы напугавших их гораздо больше.

    Они неоднократно посещали преступников в исправительном учреждении, интересовались их делами, просили о смягчении приговора. Одна из заложниц после намеренного развода с мужем призналась в любви преступнику, который на протяжении нескольких суток угрожал ей смертью.

    Причины подобного поведения жертв до сих пор до конца не изучены. Современные психологи продолжают писать на эту тему научные статьи и вести расследования.

    кадры захвата заложников в Стокгольме

    Современной криминалистике и психиатрии известны случаи, когда заложники при появлении спецназовцев предупреждали захватчиков и даже закрывали бандитов от пуль своим телом. Стокгольмский синдром имеет несколько вариантов: классический или синдром заложника, бытовой, социальный. В медицинскую практику термин был введен криминалистом Нильсом Бейертом, участвовавшим в спасении пленных.

    Большинство ученых считает, что стокгольмский синдром – не психопатология, а нормальное состояние человека. Это своего рода реакция на аномально сложившиеся обстоятельства, которые постепенно травмируют психику. Синдром не включен ни в один международный классификатор болезней.

    Патология преодолевается довольно долго и с большим трудом. Она обусловлена эмоциональной привязанностью жертвы к своему агрессору.

    Подобные явления можно наблюдать в повседневной жизни, когда женщины переносят насилие, находятся под прессингом агрессора, а затем влюбляются в него.

    Руководители, преподаватели, главы семейств демонстрируют свою власть, а слабая сторона — послушание, одобрение и повиновение. Так формируется аномальная симпатия жертвы к человеку, который угрожает физической расправой или уничтожает морально.

    Этиология

    Причины патологии необъяснимы. Жертва и преступник в процессе длительного общения сближаются и начинают понимать друг друга. Заложник узнает о жизненных принципах и стремлениях захватчика, сочувствует и симпатизирует ему. Он готов подолгу слушать жалобы на несправедливую власть, рассказы о невезении, неблагополучии и ударах судьбы.

    Так у заложника формируется алогичное стремление помогать собственному похитителю. Постепенно общение этих людей переходит на новый уровень, они перестают быть врагами, начинают нравиться друг другу и видеть друг в друге родственные души.

    Так в сознании жертвы происходит замещение презрения, ужаса и прочих негативных чувств, избавиться от которых по-другому просто невозможно.

    Обратите внимание

    Поняв мотивы захватчика, жертва соглашается с его убеждениями и идеями, начинает помогать преступнику из опасения за собственную жизнь. В подобных случаях действия сотрудников полиции кажутся не менее опасными, чем действия захватчиков. Патология развивается только при лояльном обращении с пленными. В противном случае у жертвы возникает ненависть к агрессору и страх за собственную жизнь.

    Условия, необходимые для развития патологии:

    • Присутствие двух сторон – агрессора и жертвы,
    • Их общение в полной изоляции от посторонних лиц,
    • Лояльное отношение террориста к пленному,
    • Понимание действий агрессора и оправдывание их,
    • Разобщение большой группы заложников,
    • Замещение презрения у жертвы одобрением и симпатией,
    • Совместное достижение цели в условиях опасности и риска смерти.

    Факторы, обуславливающие развитие синдрома:

  • Подавление эмоций у заложников путем завязывания глаз, затыкания рта кляпом или частой смены охранников.
  • Отсутствие жестокости, запугиваний, принуждения способствует появлению теплых чувств.
  • Языковой барьер — отсутствие вербального общения затрудняет процесс формирования взаимной симпатии.
  • Психологическая грамотность сторон повышает шансы выжить.
  • Коммуникабельность заложника, его открытость для общения, контактность позволяют изменить поведение захватчика.
  • Различные религиозные направления и культурные ценности сторон по-разному могут влиять на развитие синдрома — угнетать или стимулировать соответствующие изменения в поведении жертвы, оправдывая беспощадность и безжалостность агрессора.
  • Синдром развивается спустя 3-4 дня с момента активных действий преступника. За это время жертва узнает агрессора, начинает понимать причины насилия и оправдать выходки тирана.
  • Патогенез

    Этиопатогенетические механизмы этого психологического состояния очень сложны. Современные психиатры и криминологи безуспешно пытаются определить основные факторы, приводящие к развитию подобных изменений в поведении людей.

    Стокгольмский синдром развивается:

    • Когда заложники понимают, что похитителям небезразлична их жизнь.
    • Когда жертвам дается возможность реализовывать свои желания.
    • Когда появляется психофизическая привязанность к агрессору.
    • Когда пленные начинают радовать своих похитителей и испытывать от них своего рода зависимость.

    Обстоятельства, при которых возникает патология:

  • Террористические акты с захватом заложников,
  • Взятие военных в плен во время боевых действий,
  • Лишение свободы в исправительных учреждениях,
  • Формирование социально-политических группировок и обособленных религиозных объединений,
  • Рреализация некоторых национальных обрядов,
  • Похищение людей,
  • Вспышки семейного насилия.
  • Заложники истолковывают действия террористов в свою пользу, что связано с отсутствием самозащиты. Единственный способ хоть как-то защититься — вызвать жалость, сострадание и терпимость у террористов. После освобождения заложники продолжают поддерживать захватчиков, подают прошения в органы власти о помиловании или смягчении наказания, посещают их в исправительных учреждениях.

    Стокгольмский синдром протекает в несколько стадий:

    • Развитие позитивных эмоций у жертвы в отношении агрессора,
    • Ненависть, злость и агрессия у террористов к представителям власти,
    • Развитие положительных чувств у бандитов к пленным.

    Блюстители порядка во время штурма или ведения переговоров поощряют развитие у жертвы первых двух стадий патологии. Это необходимо для наступления третьей стадии, при которой возникает взаимная симпатия между сторонами. Подобные процессы позволяют увеличить шансы заложников на выживание.

    Симптомы

    Признаки «классической» формы патологии:

  • Длительное нахождение жертвы в плену приводит к появлению ужаса, страха, гнева и шокового состояния. Заложник не может выразить правильно свои эмоции и начинает воспринимать действия террориста в свою пользу.
  • Отождествление сторон происходит благодаря желанию заложника получить покровительство преступника. Жертва уверена, что преступник не навредит и примет любую помощь.
  • Заложники восхищаются похитителем, защищают его, стараются угодить, препятствуют спасательной операции.
  • Жертва становится на сторону противника, понимая, что так безопасней. Если мероприятия по спасению пострадавших пойдут не по плану, это может негативно сказаться на их здоровье и жизни. Если он не пострадает от рук противника, может возникнуть угроза со стороны освободителя.
  • В результате длительного контакта сторон пострадавший начинает воспринимать агрессора как обычного человека и с большой уверенностью разделять его точку зрения.
  • Жертва отказывается давать показания против своих обидчиков.
  • Заложники не убегают от похитителей, даже если появляется такая возможность.
  • Для заложников происходящие события кажутся сном или черной полосой в жизни, которая обязательно должна закончиться.
  • Проявления бытового варианта патологии:

  • Женщины, несмотря на обиды, насилие, ежедневные побои и оскорбления, испытывают привязанность к своему тирану,
  • Дти идеализируют своих родителей, которые лишают их воли и не дают полноценного развития,
  • Психологический тип «страдающей жертвы» характерен «недолюбленным» в детстве людям с комплексом «второсортности» и недостойности, с которыми не считались, избивали и морально угнетали,
  • Жертва пытается смириться с происходящим, не перечить агрессору, чтобы злость сменилась на милость,
  • Постоянная защита и оправдание своего обидчика.
  • Диагностические мероприятия

    Диагностика стокгольмского синдрома основана на результатах психометрического метода, представляющего собой поэтапное опрашивание пациента с применением клинических тестовых методик.

    Психолог задает пострадавшим вопросы, которые позволяют выявить отклонения в психическом состоянии больного. Особое внимание специалисты обращают на эмоциональное состояние, наличие фобий, тревоги, признаков дезадаптации и дереализации.

    Для окончательной диагностики может потребоваться взаимодействие врача с родными и близкими людьми пациента.

    Психотерапия

    Больным со стокгольмским синдромом показана психотерапия. Она направлена на возвращение личности к внутреннему благополучию, на достижение целей и устранение уныния и тревоги, на эффективное использование своих возможностей. Психотерапевты выявляют особенности психики и поведения лиц с данным синдромом.

    Они обучают их новым действиям и способам принятия решений. Психотерапевтические программы направлены на адекватное проявление чувств и активизацию коммуникативных умений. Психотерапевтические методы корректируют эмоционально-поведенческие отклонения, оптимизируют сложившуюся ситуацию, способствуют преодолению депрессии и страха.

    Это основные направления работы психотерапевта с лицом, страдающим стокгольмским синдромом.

    Виды психотерапевтического воздействия, используемые для лечения больных с данным недугом:

    • Индивидуальное консультирование жертв насилия проводится с целью устранения проблем личностного, эмоционального и физического характера.
    • Групповые занятия, в ходе которых осуществляется взаимодействие участников группы и психотерапевта, затрагивают преимущественно межличностные аспекты. Врач анализирует, как пациент раскрывается в процессе общения в группе.

    Поскольку пациенты обычно не считают себя больными людьми, медикаментозное лечение не всегда уместно. Они часто отказываются принимать лекарства или не проходят полный курс лечения, прерывая его самостоятельно.

    Специалисты должны настроить больных на выработку основного пути преодоления психических изменений, распознавание ложных суждений и принятие мер для предотвращения когнитивных аномалий. Лечение направлено на выявление и анализирование неадекватных представлений и иллюзорных умозаключений.

    Пациенты в результате работы с психологом начинают следить за своими мыслями, оценивают свое эмоциональное состояние, анализируют происходящие события и факты, отрицают собственные выводы.

    Важно

    С помощью психотерапии можно вылечить даже самые тяжелые психические заболевания.

    Однако ни один психотерапевт не дает стопроцентных гарантий, поскольку психика человека является сложной и не достаточно изученной структурой.

    Прогноз

    Выздоровление возможно только тогда, когда жертва сама осознает ущербность своего положения и отсутствие логики в своем поведении, откажется от роли безынициативного человека.

    Чтобы добиться успеха в лечении, необходимо постоянно находиться под контролем специалистов в области психологии, психиатрии или психотерапии.

    Кроме работы с психиатром больным требуется любовь и поддержка членов семьи, которые помогут пережить стресс и страх.

    Прогноз стокгольмского синдрома благоприятный. Он зависит от квалификации психотерапевта и желания пострадавшего лечиться. Бытовой вариант с трудом поддается коррекции. Это связано с нежеланием жертвы бороться с данной проблемой. Во многом исход патологии определяется глубиной и степенью поражения психики человека.

    Видео: психолог о стокгольмском синдроме

    Adblock
    detector