Дом-музей Марины Цветаевой

Уникальные фото цветаевой

Мемориальный музей Цветаевой находится в самом центре Москвы, в Борисоглебском переулке за Новым Арбатом. Он размещен в бывшем доходном доме постройки начала прошлого века, здесь поэтесса прожила 8 лет перед эмиграцией из России в 1922 году.

После войны коммунальное жилище было приговорено к сносу, от которого дом спасла одна из жилиц, почитательница поэтического таланта бывшей соседки. Несколько лет упорная женщина жила без отопления и электричества, пока общественность и академик Лихачев не добились решения, учреждающего музей Цветаевой.

При проведении недавнего ремонта дома прошла и реконструкция экспозиции, использованы современные дизайнерские решения. Тематические выставки и постоянная экспозиция претерпели значительные изменения. Это заметно даже для тех, кто ранее музей Цветаевой не посещал, настолько необычный для старых зданий вид приобрели некоторые помещения.

Обратите внимание

Преобразования коснулись даже гардероба и кассового вестибюля, расположенных в цокольном этаже. Здесь пока сохранили анонс юбилея поэтессы, отмеченного в 2017 году. Предусмотрен вход в музей Цветаевой по электронным билетам, установлен специальный терминал. Обычные стойки под буклеты и информационные материалы обрели современный облик, не загромождают помещение.

Ожидается, что проведенная при подготовке к 125-летию работа в дальнейшем будет продолжена. Обновление экспозиции, пополнение подлинными личными вещами могло бы дополнительно оживить интерес к экспозиции, привлечь новых посетителей. ряд шагов в этом направлении руководство заведения уже сделало.

Рядом с кассами оборудован просторный холл с книжными стеллажами и читательскими столиками, освещаемыми индивидуально. По задумке авторов концепции переделки, здесь можно перечитать стихотворения поэтессы либо по старой памяти, либо вдохновившись просмотром экспозиции.

Юбилейная выставка

Поэма Воздуха, одно из самых сложных для восприятия произведений Цветаевой, во многом определила содержание и стилистику оформления юбилейной выставки.

Девиз экспозиции и ее главная теме – где мой дом? — взята из начальных строк гимна Чехии, куда выехала Цветаева в 1922 году. Выставка состоит из ряда разделов, названных Воздухами – от Первого до Последнего.

Каждому выделено отдельное пространство, каждый освещает определенную эпоху в жизни поэтессы. Предваряет эти разделы краткая, образно изложенная биография героини, смыслы ее жизни и творчества.

Первый воздух – описание детства и юности, становления личности и выявления поэтического таланта.

Слагать стихи маленькая Марина начала в 5 лет, в 18 на свои средства выпустила первый сборник, замеченный рядом ведущих поэтов России той поры.

В составе экспозиции галерея изображений современников, воссозданный интерьер кабинета отца поэтессы. Иван Владимирович – искусствовед и профессор филологии, основатель Музея изящных искусств (ныне музей имени Пушкина).

Важно

Несколько следующих разделов представляют жизнь Марины Цветаевой как цепь во многом случайных событий, по ее собственному выражению. Устроители выставки иллюстрируют этапы биографии героини фотографиями, дополняя их показом натуральных экспонатов. Несколько ведущих литературных и исторических хранилищ передали в музей Цветаевой имеющиеся раритеты во временное пользование.

Полумрак на протяжении просмотра и точечная подсветка экспонатов концентрируют внимание посетителей на восприятии информации. Происходящие в жизни Цветаевой события в решающей степени обусловлены внешними обстоятельствами, которые сильнее людей, по меткому выражению Де Голля. Удачная женитьба по любви, любимые и любящие дети – все меркнет из-за мировой войны и революции.

Роковые обстоятельства

Цветаева познакомилась с будущим мужем Сергеем Эфроном на даче Волошина в Коктебеле. Скоропалительный брак по любви в юном возрасте – ему 16, она на год старше, подарил им троих детей, разделивших сложную родительскую судьбу.

Точнее, судьбы их складывались как бы параллельно, лишь временами соприкасаясь. Эфрон мирился с увлечениями супруги, натуры увлекающейся и впечатлительной. Мировую войну Сергей провел братом милосердия санитарного поезда и юнкером, в октябре 1917 участвовал в боях с большевиками.

Потом воевал в составе Добровольческой армии Корнилова, после сдачи Крыма в 1920 году эмигрировал.

Марина в 1912 году родила дочь, названную Ариадной, всю жизнь звала ее Асей, возможно, в память о старшей сестре. Вторая дочь – Ирина появилась уже при проживании в будущем мемориальном доме, погибла от голода и болезни в интернате Кунцево, не достигнув и 3-х лет. Старшая сестра чудом выжила до приезда матери, находясь с нею до кончины Цветаевой. За Пятым воздухом следует Последний.

Сергей Эфрон от белогвардейца прошел путь к сотрудничеству с НКВД, в эмиграции соединившись с женой и дочерью. Они уехали в Чехословакию в 1922 году, в 1925-м родился желанный Мариной и мужем сын Георгий, прозванный Муром.

Семья вернулась в Россию в 1939 году, а в начале войны сын с матерью выехали в порядке эвакуации в Елабугу. Юноша погиб при освобождении Белоруссии, не слишком долго пережив расстрелянного уже после возвращения в Россию отца.

Совет

Сама Марина Ивановна покончила жизнь самоубийством, прекратив дыхание с помощью зловещей веревки. Именно ею Борис Пастернак увязывал поклажу, провожая поэтессу в эвакуацию. Передают даже реплику будущего нобелевского лауреата по поводу крепости веревки — «хоть вешайся».

Однако не этот трагический конец подразумевают организаторы выставки под Последним воздухом Марины Цветаевой. Всю жизнь она прожила поэтическим творчеством, символом которого стал демонстрируемый в финале экспозиции рабочий стол.

Музей Цветаевой – мемориальная квартира

Мемориальную часть экспонируемых помещений музей Цветаевой представляет в традиционном формате, здесь нет современных изысков. Привычен и состав комнат, и комплектование экспонатами как за счет подлинников от родственников и других дарителей, так и подбором аналогов. Парадная лестница по конструкции и украшению достойна богатого особняка, для доходного дома очень хороша.

В годы Первой мировой и Гражданской войн, в условиях безденежья, дефицита продуктов и топлива Цветаева чаще пользовалась лестницей черного хода.

Ведь приходилось носить не совсем приличные грузы – древесные отходы для отопления, скромнейшие продовольственные покупки. И выносить вещи для продажи или обмена на продовольствие тоже случалось.

Планировка квартиры была и сохранена на удивление хаотичной, много углов и закутков, разные уровни полов и потолков.

В ходе последней реконструкции музей Цветаевой оформил экспозицию в ранее недоступной для осмотра комнате, так называемой Гостевой. Первоначально она соответствовала названию, затем сдавалась в аренду, давая хоть какие-то средства для жизни.

Сейчас смысл старого названия частично вернулся, представляя круг знакомых и гостей Марины, навещавших ее и в радости, и в горе. Сохранена в помещении и отопительная печь, уже как музейный экспонат.

Обратите внимание

Подсвеченный изнутри стенд используется для показа предметов увлечения хозяйки. Здесь статуэтки и миниатюры, блокноты и записные книжки, письменные принадлежности, книги и картины. 

Напротив, на помосте, сохранен белый диван, имеющий какую-то особую ценность. Большой планшет представляет пояснительный текст ко всей экспозиции, на стене картины разных жанров и авторов, подаренные знакомыми художниками.

Из Гостевой комнаты – в гостиные

Виденная уже из коридора семейная гостиная Цветаевых сохранила подлинный камин, старинные часы и ряд предметов обстановки. Интерьер дополнен рядом предметов, подобранных сотрудниками музея из аналогичных прежним образцов. Над камином портрет отца поэтессы в парадном мундире, с орденской лентой через плечо.

Сюртук члена-корреспондента Академии наук украшен несколькими российскими и иностранными наградами за заслуги в областях истории, археологии и искусствоведения. Фотография выполнена в ателье Фишера, самого престижного фотографа Москвы, снявшего большинство видных современников.

Диван в стиле ампир и кресло с высокой спинкой (именно такие называли вольтеровскими) были особенно любимы Мариной Ивановной. Посетителей же часто интересуют массивные напольные часы с длиннющим маятником и гигантскими гирями.

В застекленном шкафу примечательно большое фарфоровое блюдо, которое сохранил музей Цветаевой. Это подарок крестьян деду Сергея Эфрона по матери, Петру Дурново, скорее всего при отмене крепостного права. Любопытны и вазы на камине, и экран для топки с восточным рисунком середины XIX века.

Основная гостиная соединяется дверным проемом с Музыкальной, от обстановки которой осталось очень мало вещей. Помещение это проходное, соединено еще и с кабинетом Цветаевой, и с детской комнатой. Рояль не оригинален, музей Цветаевой приобрел инструмент в качестве реквизита. Подлинный предшественник был обменян на мешок картофеля в голодном 1920 году.

Атмосфера Музыкальной гостиной напоминала Марине о родительском доме, откуда и был вывезен старый рояль. На стене висел такой же портрет Бетховена и фотография матери, с детства приучившей детей к музыке.

Кабинет Цветаевой и детская комната

Кабинет Цветаевой служил не только местом творчества, он был и спальней, и будуаром, и личной гостиной.

Меблировка, утраченная в лихие годы, подобрана не просто по временнόй аналогии, а по фактическому сходству, признанному современниками. Широкая тахта укрыта пестрым покрывалом, перед ложем расстелена шкура матерого волка.

На стене – копия портрета Сергея Эфрона в молодости, сделанная неизвестным мастером или любителем с оригинала художницы Магды Найман.

Важно

Рабочий стол, место творческих занятий, был особенно дорог Цветаевой, но о его подлинности достоверные данные отсутствуют. черновики писем или стихов под стеклом возможно распознать, только приблизившись, — сделайте это во время визита в музей Цветаевой.

Нестандартная комната, изобилующая углами, выступами и нишами, позволяла разместить только подходящие по конфигурации предметы. даже сами сотрудники музея не могут пояснить, почему планировка обычного доходного дома столь затейлива.

В уголке подле рабочего стола стоит угловой книжный шкаф, другой бы не поместился. За стеклом любимые книги поэтессы, выше – икона. Копия той, под которой венчались супруги. Над столом портрет Наполеона и репродукции Врубеля, творческого собрата Цветаевой. В нише стены удобно разместилась этажерка с патефоном.

Детская комната – самая просторная в доме, малое количество мебели этот простор красноречиво подчеркивает. Огромных габаритов сундук служил постелью няне, пока хватало средств на ее наем. Главный предмет в помещении – детская кроватка дочери, с куклой на белом убранстве. На стене – изображение резвящихся ребятишек, подле кроватки – деревянная раскрашенная лошадка.

Массивный платяной шкаф да зеркало в простенке между оконными проемами, небольшой столик перед ним с детскими фотографиями меблировку исчерпывали.

Остается упомянуть божницу, изделие довольно интересное, но неизвестного происхождения, и размещенные в ней святые образа.

Детская – не только самая большая, но и самая освещенная комната цветаевской квартиры, отданная любимой дочке и отраженная в ее воспоминаниях.

Проходные комнаты и кабинет Сергея Эфрона

Чтобы добраться до комнаты главы семейства, нужно из детской вернуться в прихожую, пройти ряд лестниц и подняться в мезонин. По пути встретятся несколько коридоров и ниш, непонятного на первый взгляд предназначения. Этот переход наглядно демонстрирует нестандартность планировки дома, не похожую на обычные жилища, предназначенные для сдачи внаем.

Одна из ниш возле печной топки содержит плетеный ящик немалых размеров. Это либо короб для белья или одежды, либо емкость для продовольствия, хотя подобные объемы запасов в те времена маловероятны. На стене коридора музей Цветаевой предусмотрительно разместил схему здания, чтобы самостоятельные туристы не сбились с пути.

Проходная комната крошечной площади жильцами, очевидно никогда не использовалась. Оригинальный столик с полукруглой столешницей и пара зачехленных стульев – вся ее нехитрая меблировка. Единственная достопримечательность помещения – вид из окна на типичный московский дворик с нагромождением домов.

Совет

Кабинет Сергея Эфрона воссоздан в предреволюционном состоянии, ведь после вступления в Белое движение он здесь не бывал.

Первые взгляды посетителей приковывает чучело гигантского орла с распростертыми крыльями, укрепленное над диваном. Два дивана совершенно разной конструкции подобраны позднее, когда создавался музей Цветаевой.

Марина с дочерью занимала эту комнату летом в отсутствии мужа, а в последний год перед эмиграцией уже не владела этим помещением.

Своеобразие кабинета заключалось в наличии выхода на крышу детской, превращенную в огороженную террасу. Еще примечателен потолочный оконный проем, дающий дополнительное освещение и возможность видеть Луну и звезды ясными ночами.

Рабочий стол практически пуст, не считая малого бюро и светильника с зеленым абажуром. На тумбочке – фотографии родственниц Сергея и оригинальная статуэтка, имитирующая морскую волну.

Вероятно, это символ приморского Коктебеля, где познакомились будущие супруги.

Историческая экспозиция

Оформление постоянной экспозиции, рассказывающей о жизненном пути супруга Марины Цветаевой, выполнено сходно с временной юбилейной выставкой. Хотя не исключено, что именно временное окажется самым долговечным.

Подробно описывать события жизни, службы у Корнилова и сотрудничество с НКВД, как и последующую эмиграцию, необходимости нет.

  Все стенды снабжены заголовками крупным шрифтом, есть и пояснения, да и сами экспонаты достаточно красноречивы.

Обратите внимание

Многие выставленные экспонаты имеют отношение лично к Сергею Эфрону, часть именно ему и принадлежали. Особую ценность имеют фотографии разных лет. Документы и знаки воинского различия.

На примере мужа Цветаевой прослеживается типичная судьба честного русского патриота, боровшегося за идеалы Белого движения, но в конце концов сломленного пропагандой и подкупом большевистской системы.

Карательный механизм новой власти не щадил даже сотрудничающих с ним и при малейших подозрениях нещадно карал.

Прямо напротив выхода из подъезда посетившие музей Цветаевой видят памятник поэтессе, и большинство его внимательно рассматривают, некоторые возлагают цветы. Марина изображена в длинном закрытом платье, в задумчивой позе, сидящей опершись локтями о стол и прислонив голову к сцепленным кистям. Создан и установлен монумент в 2007 году, выполнила скульптуру Нина Матвеева.

Сложная и трагическая судьба Марины Цветаевой, испытавшей немало личных трагедий и принявшая горькую смерть, созвучна надрыву ее поэтических строк. Не вполне достоверно известно место ее захоронения, не была она и отпета – не полагается это самоубийством по православным канонам.

Однако народная любовь позволила сделать исключение – так выразился Алексий Второй, благословляя отпевание по ходатайству сестры поэтессы, Анастасии. Просьбу поддержал диакон Андрей Кураев, и отпели страдалицу в храме Большое Вознесения у Никитских ворот. Произошло это в год 50-летия ее смерти, в 1991 году.

Дочери Цветаевой: Шокирующая история бессердечной матери и поэтессы..

Уникальные фото цветаевой

Продолжение про дочерей Цветаевой, которых она сдала в приют, так как не хотела ради еды работать на скучной работе и не могла пойти на рынок распродавать, как мещанка, драгоценности.

Спустя время она стала приходить в приют и кормить дочерей, но только старшую. Приносила ей даже сладости. Когда ее спрашивали, почему она не угостит маленькую, Цветаева возмущалась: «Отнимать у Али?» Когда Цветаевой сообщили в приюте, что младшая дочь все время кричит от голода, та лишь ответила: «При мне она пикнуть не смела. Узнаю ее гнусность». Это было о ребенке неполных трех лет.

Ариадна из приюта все время писала матери. По уговору, она должна была называть мать чужой тетей — чтобы не обязали вернуть детей, потому что при живых родителях в сиротский дом не брали. Письма из приюта не отправлялись, их Цветаевой передали, когда она забирала старшую.

В письмах старшая каждый день писала матери, что Ира кричит нестерпимо от голода, что у нее начали оказывать органы и она по несколько раз за ночь обкакивается. Девочки спали в одной кровати. Цветаева возмутилась снова гнусностью трехлетнего ребенка, который какал водичкой, потому что погибал от голода.

Важно

Прочитав эти письма уже дома, она не пришла в приют, ни принесла младшей дочери даже сахара. И не поехала на похороны. О смерти Ирины матери сообщили словами: «Ребенок умер от голода и тоски».
Ариадна писала из приюта: «Висят иконы Иисуса и Богородицы. Всё время в глазах и душе Ваш милый образ. Ваша шубка на меху, синие варежки».

Если зима и голод, а у вас есть шуба, ваш ребенок не должен умирать от голода. Шуба менялась на еду. Это закон рынка.

Вот что еще писала матери семилетняя Ариадна:
«У Вас я ела лучше и наедалась больше, чем у этих. О мама! Если бы Вы знали мою тоску. Я не могу здесь жить. Я не спала еще ни одной ночи еще. Нет покою от тоски и от Ирины. Тоска ночью и Ирина ночью. Тоска днем и Ирина днем. Марина, я в первый раз в жизни так мучаюсь. О как я мучаюсь, как я Вас люблю.

Я низачто не пойду в школу. Там не то не то. Мне нужны Вы. Всё время у меня тяжелая голова, и думаю, думаю, думаю об Вас».
А Цветаева писала пьесы, ходила на литературные чтения и думала, что так всем будет лучше…

Не надо ссылаться на эпоху и право любить детей по-разному.

У кого есть дети, признайтесь: может такое быть, что вы едите (дома и в гостях), а ваш ребенок распух от голода и у него отказал кишечник? Речь идет не о нелюбви, а о ненависти. Она не выбирала между спасением одной и другой. Это не тайфун, когда у матери в каждой руке по ребенку и она должна выбрать, кого спасать. Цветаевой хватило бы сил спасти обоих.

И вообще не сдавать их в приют. Цветаева уморила ребенка голодом. Ненавидела дочь и не посчитала нужным ее спасать.

Если кто не понял, повторяю пример в красках: у вас двое детей, одного вы приходите кормить, пока второй тут же, на кровати, лежит в предсмертной дизентерии. Даете старшему сахар, пирожки, вареную картошку. На вас хорошая одежда, вы приехали в приют на такси, дома у вас остались драгоценности и живопись.

Вы садитесь на краешек кровати, гладите, жалеете одного ребенка и не смотрите на второго, который умирает. Потом уходите, у вас поэтическое выступление. Голодный умирает, больной болеет. Вам нет дела до голодной дочери и некогда заниматься больной. Пускай она скучает — в приюте тоже хорошо. Приезжаете, когда старший ребенок при смерти. Забираете домой, сами кормите, лечите.

Второй ребенок лежит в луже кровавого поноса. Вам все равно.

В блокаду женщины, работавшие там, где можно было слизнуть хотя бы опилки, научились, как волчицы, срыгивать дома украденное. Женщины с детьми 1-3 лет, падая в обмороки, до изнеможения совали детям в рот грудь, вызывая релактацию.

Бывали случаи, когда 5-7- и даже 11-летних детей находили полуживых на груди окоченевшей матери. Уже отключаясь от голода, мать из последних сил подползала к ребенку и совала ему в рот грудь.

Совет

Потому что до того, как она остынет и окоченеет, ему может достаться хотя бы капля молозива и он дотянет до санитарного обхода, во время которого собирали трупы.

Посмотреть статью:  Жука Жукова: Иду по улице, хочу перемен…

У меня есть дальний родственник, который во время сталинского голода в Белоруссии выжил, потому что уже совсем потеряв силы, мать заставляла его сосать грудь и что-то из этой груди тянулось. Ему было 11 лет. Мать погибла.
Я живу в районе, где стояли немцы и были партизаны.

После каждой партизанской атаки немцы выжигали всю деревню, где были родственники партизан. Знаю женщину, чья мать с еще несколькими соседками сбежала накануне расправы и больше недели стояла в болоте. Прятались там и не могли выйти. Маленьких детей пришлось убить — они кричали и выдали бы.

Оставшихся двоих, 5-6-лет, три женщины больше недели кормили грудью. Сами ели тину и осоку. Все дети выжили.

А вы говорите, эпоха Цветаеву заставила! Вот матерей моих соседок эпоха заставила кору обдирать, долбить ее, мочить и делать детям оладьи. В глухой лес за грибами ходить заставила. К медведям и волкам. А Цветаеву заставить не смогла

Via: Анастасия Миронова

Рисунки Марины Цветаевой

Уникальные фото цветаевой

?

Вадим Алешин (vakin) wrote,
2014-10-09 10:28:00 Вадим Алешин
vakin
2014-10-09 10:28:00 Categories:

  • история
  • литература
  • Cancel

История обнаружения рисунков Марины Цветаевой, сами рисунки и их первичные обсуждения были опубликованы музеем в издательстве Kontinent (США,Чикаго) в 2006- 2008 годах. Рисунки МЦ находятся, в архиве фонда «Никитинские субботники» рукописного отдела Российской государственной библиотеки РГБ. Они были представлены в этой библиотеке на цветаевской выставке 1992 года. Попробуем ещё раз проанализировать ситуацию с этими рисунками, отчасти повторяясь для полноты картины и приведя некоторые новые соображения

источник
Рисунки Марины Цветаевой / архивная находка

В «Вашингтонский литературно-музыкальный музей русской поэзии» поступили копии рисунков поэта Марины Цветаевой. Не секрет, что хорошо рисовали дети Марины Цветаевой, Ариадна и Георгий. Не чужды этому были и её муж Сергей Эфрон, и младшая сестра Анастасия, и сын сестры Андрей Трухачёв, а сводный брат сестёр Цветаевых Андрей Цветаев был уникальным экспертом по живописи. О том, что сама Марина Цветаева рисовала, в литературе, по нашим данным, сообщений нет. Её сестра Анастасия Ивановна Цветаева утверждала, что их мать передала ей любовь к живописи, а Марине — к стихам. И всё-таки, как мы увидим ниже, Марина Цветаева в молодости рисовала и неплохо. Таланту и тем более гению даётся, как известно, многое. В 1992 году (год столетия поэта, объявленный ЮНЕСКО годом Марины Цветаевой) в Российской государственной билиотеке (бывшей «Ленинской») проходила скромная и кратковременная (чуть ли не однодневная или даже полдневная) цветаевская выставка из материалов архивов библиотеки. При открытии выставки говорились речи. Выставка быстро закрылась. Несколько месяцев я звонил в библиотеку, но ничего не добился. В 1996 году я уехал в Америку, основал в Вашингтоне «Музей русской поэзии», где Марина Цветаева занимает ведущее место, имея самую большую экспозицию1. Об увиденных тогда, в 1992 году, на открытии библиотечной цветаевской выставки рисунках Марины Цветаевой я не забыл. В литературе ничего о них не появилось до сего дня. Не забыл о них и мой московский друг, организатор ежегодных Цветаевских костров в Тарусе, фотожурналист А.В.Ханаков, которому тоже ничего не удалось узнать об этих рисунках (он их видел на той же выставке 1992 года) даже в недавнее время. И вдруг у меня появилась ниточка, потянув за которую, я вышел непосредственно на архив Росийской Государственной Библиотеки (РГБ). Я уже десять лет дружу с моими вашингтонскими соседями супругами Гутчиными, людьми творческими, любознательными, общительными.2. Где-то осенью 2005 года, общаясь однажды по телефону с Надеждой Яновной Гутчиной, узнаю, что дочка её лучшей московской подруги Марина Ваганова работает в архиве РГБ. Она знакомит меня с ними, и я прошу Марину от имени «Вашингтонского музея русской поэзии» поискать цветаевские рисунки. Марина с охотой и пониманием отозвалась на мою просьбу и через некоторое время я получаю необходимые данные: в архиве библиотеки содержатся 8 рисунков Марины Цветаевой, писать прошение на копирование рисунков от имени музея надо тому-то, дело по копированию рисунков иметь с тем-то!3. Посылаю в РГБ официальный запрос на копирование этих рисунков для моего музея. Получаю согласие, данные о стоимости заказа и способах копирования. Отправляю гарантийное письмо, обращаюсь к другу нашей семьи москвичке Галине Эмильевне Трифоновой, подарившей нам в своё время пушкинскую памятную медаль 1899 года, она оплачивает наш заказ, через некоторое время возникает оказия и копии рисунков оказываются в «Вашингтонском музее русской поэзии»! Кажется, всё очень просто, но на это ушло несколько месяцев, заполненных телефонными звонками, электронными письмами, волнениями и ожиданиями очередных сообщений из Москвы и прежде всего ожиданиями самих цветаевских рисунков, загадочно промелькнувших на выставке ещё в 1992 году, т.е 13-14 лет тому назад.4. В лаконичной сопроводительной бумаге архива РГУ приведены следующие сведения о рисунках: автор — Цветаева Марина Ивановна, карандаш, фонд «Никитинские субботники», мужские и женские головы, [1910-е годы]. В шестом томе семитомного собрания сочинений Марины Цветаевой на с. 216 («Эллис Лак», М., 1994-1995) есть примечание о литературоведе и библиографе Никитиной Евдоксии Фёдоровне (1895-1973). В 1914 г. она организовала в Москве литературное объединение, собрания которого проходили на её квартире. С 1921 г. эти заседания получили название «Никитинские субботники». В 1922 г. при литобъединении под тем же названием было создано кооперативное издательство. Цветаева посещала «Никитинские субботники» в 1921-1922 гг., выступала с чтением стихов…». Там же сказано, что 31 декабря 1921 года Марина Цветаева прочла на очередном заседании «Конец Казановы» (третье действие своей пьесы «Феникс» ). Цветаева вела также издательскую переписку с Е.Ф.Никитиной.5. Е. Ф. Никитина. Худ. Е. Е. Лансере. 1920. Б., кар. издательство просуществовало до 1931 года и почти все его книги впоследствии вошли в гослитовские списки на изъятие. В первый период существования «Субботников» (1914-1933 гг.) его посещали Антокольский, Белый, Вересаев, Городецкий, Ивнев, Сельвинский, Телешов, Федин, Инбер, Шенгели, Юон, Бабель, Булгаков, Пришвин, Асеев и другие известные авторы. «Субботники» возобновились в 1959 году в «хрущёвскую оттепель». Всего в литобъединение Никитиной входило в разное время не менее 128 писателей.6. Творчество и судьба Марины Цветаевой интересовали и волновали проф. МГУ Е.Ф.Никитину, так что при возобновлении после большого перерыва заседаний объединения «Никитинские субботники» в её квартире на Вспольном переулке, д.5, она сделала о ней в 1965 году доклад, на котором присутствовал друг Анастасии Ивановны Цветаевой и хранитель её архива Глеб Казимирович Васильев. В своём письме ко мне он привел следующие слова сообщения Евдокcии Фёдоровны, записанные им в тот же вечер: «…Я очень любила Марину Ивановну как поэта и как человека… Когда-то я собирала её книги и имела все без исключения сборники её стихов. Особенно радовала меня маленькая книжка «Феникс» — это очень редкое нумерованное издание, не вошедшее даже в наиболее полную библиографию Тарасенкова… Однажды ко мне зашёл поэт Осип Мандельштам, увидел этот сборник и попросил для прочтения на пару дней…». Никитина и Цветаева встречались до 1922 года, т.е до отъезда поэта за границу к мужу Сергею Эфрону. О нём Никитина тоже рассказывала в той же своей лекции. Так что, наверное, цветаевские рисунки неслучайно оказались в никитинском архиве.7. Итак 8 карандашных рисунков: 4 женских головы и 4 мужских головы. Общее впечатление благоприятное. Рисунки выполнены твёрдой рукой. Изображённые портреты очень выразительны и эмоциональны. Лица персонажей имеют правильные черты, прекрасно выписаны глаза, волосы и другие детали. Создаётся впечатление, что выдержаны точные размеры и пропорции изображаемых объектов. Возможно, что всё это просто перерисовка из какой-нибудь книги с иллюстрациями портретов её героев. Вот слова Марины Цветаевой: «…Я рождена для прекрасного, заселённого тенями героев и героин» (1919 г.). К сожалению, мы не располагаем в настоящее время сведениями о том, кто представлен на графических портретах, выполненных Мариной Цветаевой. Тем не менее графика поэта не оставляет равнодушным и безучастным смотрящего на иные написанные ею портреты (надеюсь, в будущем удастся распознать, кто на них представлен).8. В результате проведённых поисков становится всеобщим достоянием знание о расширении творческого диапазона великого русского поэта ХХ века Марины Цветаевой. Её художественные способности ярко проявились в рассматриваемых здесь графических работах. Наверное, и цветаевская экспозиция в «Вашингтонском литературно-музыкальном музее русской поэзии», где хранятся полученные из Москвы копии цветаевских рисунков, станет теперь значительнее и интереснее. Цветаевские художественные работы будут демонстрироваться абсолютно всем посетителям музея.

Юлий Зыслин.
Вашингтонский литературно-музыкальный музей русской поэзии

9. А вот ещё интересный факт. В Болшевском музее Марины Цветаевой уже много лет экспонируется подлинный рисунок, выполненный МЦ примерно в 1925-1926 годах (дар Е.Б.Коркиной, 30 лет проработавшей в главном литературном архиве). Рисунок опубликован музеем в 1997 году в книжечке «Цветаева М. Здравствуй, порода моя – гранит! Неизвестные автографы Цветаевой».Рисунок МЦ в Болшеве. Описание рисунка сделано С.Н.Клепининой, лично знавшей поэта. Марина Ивановна так ловко рисовала, что могла дать поручение по хозяйству своему мужу с помощью рисунка. В этом рисунке видна твёрдая рука, умение, наблюдательность, детали, психологизм. МЦ графически изобразила целый сюжет, где представлены муж в виде льва (его домашнее имя – Лев), сын в коляске в виде кота (домашнее имя Мур), фрагмент кухни. Сергею Яковлевичу было тем самым дано задание скипятить молоко. Сверху над рисунком почерком МЦ написано: «Сыр, масло, молоко за окном. Сыр и масло – справа. Не упусти молоко (!!!). Не забудь письма. – Простись!!!». Какова выразительность, детализация, ироничность рисунка. Сестра МЦ А.И.Цветаева и биограф А.А.Саакянц не раз говорили о наличии нераскрытых ещё тайнах великого русского поэта ХХ века Марины Ивановны Цветаевой. Анализ творчества, биографии, натуры Марины Цветаевой и её оригинального и неоднозначного творческого почерка требуют продолжения глубоких исследований, поисков, уточнений. «Хотелось бы надеяться на то, что впереди нас всех ожидает ещё немало новых открытий и удивительных находок» (архивист-исследователь Е.И.Лубянникова, СПб.-Москва, 2004). Об авторе:
Юлий Зыслин (www.museum.zislin.com)– коллекционер и культуролог (с 1996 года живёт в США, г. Вашингтон); автор четырёх сборников стихов, двух книг прозы, десятков статей, 25-ти концертных и телевизионных музыкально-поэтических программ и сотен песен на стихи более 50-ти русских поэтов (провёл сотни выступлений в шести странах); основатель «Вашингтонского музея русской поэзии и музыки»(1997,«Вашингтонской аллеи русских поэтов и композиторов» (2003), Цветаевских фестивалей в России (1994-1995) и Америке (2003-2004), музыкально-поэтических клубов «Свеча» (1979-1995, Москва, 1996-2000, Вашингтон), Вашингтонских Цветаевских костров (1996); инициатор проведения «Всемирного Цветаевского костра» 2002 года и создания русского отдела в новой библиотеке Большого Вашингтона (2005), коренной москвич, инженер-физик, кандидат технических наук, изобретатель. Автор идеи создания «Американского многопрофильного музея русской культуры» для широкой публики.

Источники:
Автор – www.liveinternet.ru Прислал Юлий Зыслин

Веб сайт: www.museum.zislin.com

m-tsvetaeva.org
http://m-tsvetaeva.org/Раздел/О-ЦВЕТАЕВОЙ/Музеи-МЦ…етаева-пробовать-рисовать.html
http://www.museum.zislin.com/rus/publications/Tsvetaeva-pictures-3.html
http://e11enai.livejournal.com/1819.html
http://old.rk.karelia.ru/blog/tsvetaeva-zhiva-poka-goryat-kostryi
http://adelina3.diary.ru/p180084064.htm?oam
http://polinapolli.mmm-tasty.ru/tag/Марина%20Цветаева
http://www.nashagazeta.ch/news/12780
http://www.belcanto.ru/or-shostakovich-zvetaeva.html

Adblock
detector