Автограф Льва Толстого

Фото льва толстого

10 – 2010

Алексей Венгеров, профессор, докт. техн. наук

Памятная дата — 100 лет со дня смерти Льва Толстого — отмечается в ноябре этого года. Всё это время, наряду с его сочинениями, выходят литературные исследования о творчестве и жизни великого писателя, одно из которых в начале осени даже получило премию национального конкурса «Книга года — 2010» (см. КомпьюАрт № 9’2010).

С точки зрения издательского дела интересны взаимоотношения писателя с издательствами, критиками, а его автограф делает книгу библиографической редкостью.

Сергей Прокудин-Горский. Лев Толстой в Ясной Поляне, 1908 год. Первый цветной фотопортрет в России

Обратите внимание

В истории развития цветной фотографии, а значит, и полиграфии Лев Толстой, сам того не ведая, тоже оставил след, ведь его цветное изображение часто приводится в учебниках по цветоделению в качестве примера одного из первых известных цветных изображений. Вот с него и начнем публикацию…

Наталья Солженицына объявляет победителя в номинации «Проза года». Им стал Павел Басинский. Его книга называется «Лев Толстой. Бегство из рая» (издательство «Астрель» и издательская группа «АСТ»)

Лев Толстой. Сочинения (1873 год)

Любой автограф Л.Н. Толстого, будь то рукопись романа «Война и мир» или записка к издателю, является памятником культуры. Здесь мы расскажем о книге с дарственной надписью Толстого известному философу, публицисту и литературному критику Николаю Николаевичу Страхову (1828—1896).

В 60­е годы XIX века Н. Страхова пригласили к сотрудничеству в журнал «Время» братьев Достоевских, и за короткий период он стал в нем ведущим критиком и публицистом. Кстати, закрытие журнала было связано со страховской статьей «Роковой вопрос», посвященной положению Польши после восстания 1863 года. Затем была работа в следующем журнале Ф.М.

и М.М. Достоевских — «Эпохе», недолгое пребывание в «Отечественных записках», пост помощника редактора в «Журнале Министерства народного просвещения» и, наконец, редактирование журнала «Заря», где он в 1869­1871 годах опубликовал четыре статьи о «Войне и мире», которые считал своей творческой удачей и называл «критической поэмой в четырех песнях».

Высоко ставя человеческие качества Страхова, Толстой вместе с тем ценил его литературное дарование и выделял из всех критиков. В апреле 1877 года он писал ему: «Боюсь и не люблю критик и еще больше похвал, но не ваших.

Они приводят меня в восторг и поддерживают силы к работе». Впрочем, в том, что касалось работы, Лев Николаевич неоднократно прибегал к помощи друга: испрашивал творческих советов, просил помочь в редактуре и корректуре.

Так, 17 ноября 1873 года Толстой писал Страхову по поводу подготовки к печати еще не завершенного романа «Анна Каренина»: «Листов 7 готовы… и остальное перемято в тесто, так что окончание — только вопрос времени. Я уже начинал подумывать о процессе печатания, и вся надежда на вас. И если вы согласитесь держать корректуры, то буду печатать в Петербурге».

Страхов ответил: «Как я рад… что так скоро представился случай поработать на Вас… Предлагаю отдать мне корректуру и всё, что только пожелаете, на следующих условиях: Вы мне дадите 1) два экземпляра Вашего нового романа, 2) два экземпляра собрания Ваших сочинений…» Уже через несколько дней из Ясной Поляны пришло послание со словами: «Очень благодарен вам за Вашу готовность.

Желание Ваше будет исполнено».

Так выглядит фото Льва Толстого, деленное для стандартных четырех красок

Важно

Собрание сочинений, о котором говорит Страхов, — третье издание «Сочинений графа Толстого» в восьми томах, вышедшее из катковской типографии между 11 и 17 ноября 1873 года. О том, что Л.Н.

Толстой выполнил свое обещание, свидетельствует представленный в публикации четвертый том сочинений с дарственной надписью автора Страхову. Содержащиеся в нем педагогические статьи должны были особенно интересовать Николая Николаевича, полностью разделявшего толстовские взгляды на образование и воспитание.

Характерно, что когда летом 1874 года Толстой решил вступить в полемику с Московским комитетом грамотности и подготовил к печати резкую статью «О народном воспитании», то в сопроводительном письме, отправленном в журнал «Отечественные записки», говорилось: «Очень прошу… корректуры… пересылать Николай Николаевичу Страхову… и всякое изменение, сделанное им, принимать как бы мое». Местонахождение остальных томов из этого комплекта сочинений Толстого неизвестно.

В августе 1873 года Страхов был зачислен библиотекарем в юридический отдел Императорской публичной библиотеки и через 12 лет вышел в отставку с чином действительного статского советника, но еще несколько месяцев служил в Комитете иностранной цензуры. Николай Николаевич Страхов скончался 24 января (5 февраля) 1896 года. Один из самых красноречивых русских критиков умер от страшной болезни — рака языка…

Цветное фото Льва Толстого (1908)

Цветную пленку изобрели в Европе в 30­х годах прошлого века.

Но до этого еще в царской России фотограф Сергей Прокудин­Горский выпускал цветные фотографии, используя особые светофильтры, которые помещались в специальный проектор с тремя объективами, каждый из которых проецировал свой кадр через светофильтр нужного цветового оттенка.

И только в наши дни, особенно с появлением компьютерных технологий, стало возможно наиболее точно восстановить уникальные фотографии в цвете.

Вот история этих фотографий.

Сергей Прокудин­Горский в 1909­1910 годах придумал фотографировать объекты три раза через три фильтра — красный, зеленый и синий (для нас уже знакомая аббревиатура RGB). Получались три черно­белые фотографии. Проекция трех пластинок должна была быть одновременной.

Он использовал небольшую складную камеру типа той, что была разработана Адольфом Мите.

Требовались три экспозиции одного и того же предмета, сделанные с интервалом приблизительно в одну секунду, на одну и ту же стеклянную пластинку шириной 84­88 мм и длиной 232 мм. Пластинка всякий раз меняла положение, и изображение схватывалось через три различных цветофильтра. Снимаемые объекты должны были быть неподвижными, что было большим ограничением.

На шмуцтитуле дарственная надпись коричневыми чернилами: «Николаю Николаевичу Страхову в знак дружбы от автора»

Проектор также претерпел изменения. Прокудин­Горский усовершенствовал модель Ф.Э. Ива, создав аппарат по собственным чертежам: три ромбовидные призмы были скреплены вместе, создавая одну комбинированную призму.

Таким образом, можно было фокусировать все три цвета на экране. Совет

Единственное, что он мог со всем этим делать в то время, — это вставлять их в три разных проектора с красным, зеленым и синим цветом соответственно и направлять проекторы на один экран.

Получалось цветное изображение.

Титульный лист издания

Прокудин­Горский начал активно работать над проблемами цветной кинематографии. Поддерживая связь с множеством научных обществ в стране и за рубежом, он ездил с докладами в Берлин, Лондон и Рим. Не забывал он и о российской публике.

Еще в 1900 году Прокудин­Горский получил Гран­при на Международной выставке в Париже. В 1913 году он осуществил показ своих слайдов в крупнейшем парижском кинотеатре. Успех был настолько огромным, что крупные зарубежные компании засыпали его предложениями о работе.

Но Россию он оставить не мог: слишком многое было с ней связано.

Толстой Л.Н. Сочинения. 3-е изд. Ч. 4: Педагогические статьи о народном воспитании. М.: Университетская типография (Катков и К0) на Страстном бульваре, 1873. 573 с.; 21,2×14 см. В изд. коленкоровом пер.

Толстой Л.Н. Сочинения: В 14 ч. 11-е изд. Ч. 4: Педагогические статьи. М.: Типография т-ва И.Н. Кушнеров и К0, 1903. 541 с.; 20,3Ѕ14,1 см. В цельнокожаном пер. начала XX века. На верхней крышке — золототисненая орнаментированная владельческая монограмма «С.Р.», на корешке — тисненное золотом заглавие

В мае 1908 года Прокудин­Горский ездил в Ясную Поляну, где сделал серию снимков (более 15), в том числе несколько цветных фотографических портретов Льва Николаевича Толстого. В своих записях Прокудин­Горский отметил, что писатель «особенно живо интересовался всеми новейшими открытиями в различных областях, а равно и вопросом передачи изображения в истинных цветах».

Начальные этапы развития цветной фотографии Цветная фотография появилась в середине XIX века. Первый устойчивый цветной фотоснимок был сделан в 1861 году Джеймсом Максвеллом по методу трехцветной фотографии (метод цветоделения). Для получения цветного снимка использовались три фотокамеры с установленными на них цветными светофильтрами (красным, зеленым и синим). Получившиеся снимки позволяли воссоздать при проекции (а позднее, и в печати) цветное изображение. Вторым важнейшим шагом в развитии метода трехцветной фотографии стало открытие в 1873 году немецким фотохимиком Германом Вильгельмом Фогелем сенсибилизаторов, то есть веществ, способных повышать чувствительность серебряных соединений к лучам различной длины волны. Фогелю удалось получить состав, чувствительный к зеленому участку спектра. Немецкий ученый Адольф Мите разработал сенсибилизаторы, делающие фотопластину чувствительной и к другим участкам видимого спектра. Он также сконструировал фотокамеру для трехцветной съемки и трехлучевой проектор для показа полученных цветных снимков. Это оборудование впервые было продемонстрировано в действии Адольфом Мите в Берлине в 1902 году. Ученик Адольфа Мите Сергей Прокудин-Горский разработал технологии, позволяющие уменьшить выдержку и увеличить возможности тиражирования снимка. Он также открыл в 1905 году свой рецепт сенсибилизатора, создававшего максимальную чувствительность к красно-оранжевому участку спектра, превзойдя в этом отношении своего учителя.

Лев Толстой Педагогические статьи (1903 год)

С точки зрения переплетного искусства исполнение этой книги заслуживает самой высокой оценки. Цвет цельнокнижного переплета, оттеняющий монограмму на передней крышке, выбран с большим вкусом.

Великолепно оформлены узорные форзацы с орнаментальным тиснением на подвертках. Существовало ли 14­томное собрание сочинений Л.Н.

Толстого в подобном оформлении или так переплетены только педагогические статьи, к сожалению, неизвестно.

Обратите внимание

В том вошли программные для писателя статьи «О народном образовании» и «Воспитание и образование», подробный критический разбор правительственного «Проекта общего плана устройства народных училищ», полемические статьи «Прогресс и определение образования» и «Кому у кого учиться писать: крестьянским ребятам у нас или нам у крестьянских ребят», обстоятельные отчеты о преподавании в яснополянской школе, а также сочинения и переводы для детей.

Первый и четвертый форзацы — из цветной бумаги с растительным орнаментом и золототиснеными дублюрами, второй и третий форзацы — темно-зеленого муара

Почему народ, бессознательно стремящийся к просвещению, тем не менее постоянно противодействует конкретным просвещенческим усилиям правительства и общества; вправе ли педагогические институты брать на себя, помимо образовательных, воспитательные функции; на каких основах (религиозных, философских, исторических) должен строиться образовательный процесс — пытаясь ответить на эти и другие важнейшие вопросы, Толстой обращался к различным образовательным системам прошлого и настоящего. Как историка педагогической мысли его восхищала, например, догматическая школа Средневековья: «Какая сила веры и твердого знания того, что истинно и что ложно, видна в этих людях!»

Считая европейский просвещенческий опыт непригодным для России, Толстой искал то содержание и те формы народного образования, которые не вступали бы в противоречие с коренными устоями народной жизни. «Всякое учение, — писал он, — должно быть ответом на вопрос, возбужденный жизнью».

Перечень дисциплин, принятых в яснополянской школе (чтение механическое и постепенное, грамматика и писание, Священная история, русская история, география, рисование, пение), и методика их преподавания, детально изложенная в статьях 1862 года, свидетельствуют о практическом применении сформулированного тезиса.

На постулате, декларирующем неразрывную связь учения с жизнью, основаны и произведения для детей, написанные Толстым в 1969­1872 годах. Это переложение басен Эзопа, краткие нравоучительные повести, рассказы из области физики, зоологии, ботаники.

Хотя в естественно­научных повествованиях речь идет об электрическом разряде, магнитном поле или кристаллическом строении поваренной соли, главное здесь в другом.

Физические, химические, биологические законы, по мысли Толстого, прежде всего должны ответить на вопросы: «От чего паук иногда делает частую паутину и сидит в самой середине гнезда, а иногда выходит из гнезда и выводит новую паутину? Отчего зимою двери разбухают и не затворяются, а летом ссыхают и притворяются? Отчего подушки под телеги точат не из дуба, а из березы? Отчего делается дурной воздух из хорошего, когда соберется много людей?» На первый вопрос — о повышенной чувствительности некоторых насекомых к перемене влажности — Толстой отвечал следующим образом: «Чувства у паука так тонки, что когда в воздухе начнет только собираться сырость, и мы этой сырости не слышим, и для нас погода еще ясная, — для паука уже идет дождь».

Важно

Педагогические статьи входят практически во все собрания сочинений Толстого, потому что без них невозможно понять всей сложности нравственных исканий великого писателя.  

КомпьюАрт 10'2010

Лев Толстой на фотографиях

Фото льва толстого

Толстой Лев Николаевич (1828 — 1910) — граф, знаменитый писатель, достигший небывалой в истории литературы XIX в. славы. Принадлежит к богатому и знатному роду, занимавшему высокое положение еще во времена Петра Великого.

Прадеду Льва Николаевича, графу Петру Андреевичу, выпала печальная роль в истории царевича Алексея. Правнук Петра Андреевича, Илья Андреевич, описан в «Войне и мире» в лице старого графа Ростова. Сын Ильи Андреевича, Николай Ильич, был отцом Льва Николаевича (изображен в «Детстве» и «Отрочестве» в лице отца Николиньки).

В чине подполковника Павлоградского гусарского полка принимал участие в войне 1812 г. и после заключения мира вышел в отставку. Весело проведя молодость, Николай Ильич проиграл огромное состояние. Страсть к игре перешла и к сыну.

Чтобы привести свои расстроенные дела в порядок, Николай Ильич, как и Николай Ростов, женился на некрасивой и уже не очень молодой княжне Волконской. У них было четыре сына: Николай, Сергей, Дмитрий и Лев и дочь Мария.

Дед Толстого по матери, екатерининский генерал, выведен на сцену в «Войне и мире» в лице старого князя Волконского, а мать Льва изображена в лице княжны Марьи. Кроме Волконских, Толстой состоит в близком родстве с целым рядом других аристократических родов — князьями Горчаковыми, Трубецкими.

1854 год.

1862 год

Редколлегия журнала «Современник», Петербург. Слева направо стоят Л. Н. Толстой, Д.В.Григорович. Сидят И.А.Гончаров, И.С.Тургенев, А.В.Дружинин, А.Н.Островский.

1868 год

1885 год

1892 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой с семьей за чайным столом в парке.

1900 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой и А.М.Горький.

1901 год, Крым

1901 год, Крым. Л.Н.Толстой и А.П.Чехов.

1905 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой возвращается с купания на реке Воронке

1908 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой и И.Е.Репин.

1908 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой играет в шахматы с М.С.Сухотиным.

1908 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой с внучкой Танечкой

1908 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой с любимым конем Делиром

1908 год, Ясная Поляна. У терассы яснополянского дома.

1908 год. Дом Л.Н.

Толстого в Ясной Поляне.

28 августа 1908 года, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой в день 80-летнего юбилея.

Лев Толстой и Владимир Чертков

1909 год. В селе Крекшино.

1910 год. В селе Затишье.

Будни Льва Николаевича Толстого в редких исторических фотографиях

Фото льва толстого

Лев Толстой около террасы яснополянского дома, 11 мая 1908, Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна. В числе многочисленных посетителей Толстого накануне его 80-летия в Ясную Поляну приезжал народный учитель из Сибири И. П. Сысоев, побывавший до этого в Америке.

Он попросил у Льва Николаевича разрешения сфотографировать его для американцев. Привезенный Сысоевым фотограф Баранов снял эти фотографии 11 мая – в день, когда Толстой находился под сильным впечатлением от прочитанного в газете «Русь» сообщения о казни двадцати херсонских крестьян.

В этот день Лев Николаевич продиктовал в фонограф начало статьи о смертных казнях – первоначальный вариант «Не могу молчать».
Фото Баранов С. А.

Лев Толстой за игрой в городки, 1909 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна. На втором плане слева стоит внук Илья Андреевич Толстой, справа – сын слуги Алеша Сидорков.

«При мне, – вспоминает Валентин Федорович Булгаков, – Лев Николаевич в свои 82 года, играл в городки с Алешей Сидорковым… сыном старого яснополянского слуги Ильи Васильевича Сидоркова. Есть фотография, изображающая «удар» Толстого.

Конечно, играть долго и «серьезно» он уже не мог: так только, “пробовал силы”». 1909 год
Тапсель Томас

Лев Толстой в кругу семьи, 1892 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна. Слева направо: Миша, Лев Толстой, Лев, Андрей, Татьяна, Софья Андреевна Толстая, Мария. На 1-м плане Ванечка и Александра.
Фотоателье «Шерер, Набгольц и Кº»

Лев Толстой верхом на Зорьке, 1903 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна.

Совет

Многие современники Льва Николаевича Толстого восхищались его мастерством наездника, в том числе Владимир Васильевич Стасов: «Но как только сел, просто чудо что такое! Соберется весь, ноги точно слились с лошадью, телом – сущий центавр, наклонит немножко голову, – а лошадь… так и пляшет, так и стучит под ним ногами, словно муха…».
Фото Толстая Александра Львовна

Лев и Софья Толстые, 1895 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна.

Первое упоминание о езде Толстого на велосипеде – в письме его дочери Татьяны Львовны от 16 апреля 1894 года: «У нас новое увлечение: велосипед.

Папá часами учится на нем, ездит и кружит по аллеям в саду… Это велосипед Алексея Маклакова, и завтра мы его отошлем ему, чтобы не сломать, а то, наверное, этим кончится».
Фото Толстая Софья Андреевна

Лев Толстой с родными и знакомыми, среди которых художник Николай Ге, 1888 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна. Слева направо стоят: Александр Эммануилович Дмитриев-Мамонов (сын художника), Миша и Мария Толстые, М. В.

Мамонов, мадам Ламберт (гувернантка); сидят: Саша Толстая, Софья Андреевна Толстая, Александр Михайлович Кузминский (муж Татьяны Кузминской), художник Николай Николаевич Ге, Андрей и Лев Толстые, Саша Кузминский, Татьяна Андреевна Кузминская (сестра Софьи Андреевны Толстой), Михаил Владимирович Иславин, Вера Александровна Кузминская, Миша Кузминский, мисс Chomel (гувернантка детей Кузминских); на 1-м плане – Вася Кузминский, Лев и Татьяна Толстые. За 12 лет дружбы с Толстым Ге написал лишь один живописный портрет Толстого. В 1890 году по просьбе Софьи Андреевны Толстой Ге вылепил бюст Толстого – первое скульптурное изображение писателя, а еще раньше, в 1886 году, выполнил серию иллюстраций к рассказу Толстого «Чем люди живы»
Фото Абамелек-Лазарев С. С.

Лев Толстой за игрой в теннис, 1896 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна. Слева направо: Лев Николаевич Толстой, Мария Львовна Толстая, Александра Львовна Толстая, Николай Леонидович Оболенский (сын племянницы Толстого Елизаветы Валерьяновны Оболенской, со 2 июня 1897 года – муж Марии Львовны Толстой).
Фото Толстая Софья Андреевна

Лев Толстой и Максим Горький, 8 октября 1900, Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна. Это была вторая встреча писателей. «Был в Ясной Поляне. Увез оттуда огромную кучу впечатлений, в коих и по сей день разобраться не могу… Я провел там целый день с утра до вечера»,– писал Алексей Максимович Горький Антону Павловичу Чехову в октябре 1900 года.
Толстая Софья Андреевна

Лев Толстой, землемер и крестьянин Прокофий Власов, 1890 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер.
Ясная Поляна. Фото Адамсон

Лев Толстой с родными под «деревом бедных», 23 сентября 1899, Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна.

Стоят: Николай Леонидович Оболенский (сын племянницы Толстого Елизаветы Валерьяновны Оболенской, с 2 июня 1897 года – муж Марии Львовны Толстой), Софья Николаевна Толстая (невестка Льва Толстого, с 1888 года жена его сына Ильи) и Александра Львовна Толстая.

Слева направо сидят: внуки Анна и Михаил Ильичи Толстые, Мария Львовна Оболенская (дочь), Лев Николаевич Толстой, Софья Андреевна Толстая с внуком Андреем Ильичом Толстым, Татьяна Львовна Сухотина с Володей (Ильичом) на руках, Варвара Валерьяновна Нагорнова (племянница Льва Толстого, старшая дочь его сестры Марии Николаевны Толстой), Ольга Константиновна Толстая (жена Андрея Львовича Толстого), Андрей Львович Толстой с Ильей Ильичом Толстым (внук Льва Николаевича Толстого).
Фото Толстая Софья Андреевна

Лев Толстой и Илья Репин, 17 – 18 декабря 1908, Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна. Снимок относится к последнему посещению Ясной Поляны Ильей Ефимовичем Репиным, сделан по просьбе его жены Натальи Борисовны Нордман-Северовой. За время почти тридцатилетней дружбы Толстой и Репин впервые сфотографировались вдвоем.
Толстая Софья Андреевна

Лев Толстой на лавочке под «деревом бедных», 1908 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна. На заднем плане Софья Андреевна Толстая и четверо крестьянских мальчиков.
Фото Кулаков П. Е.

Лев Толстой и крестьянка–просительница, 1908 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна. Иван Федорович Наживин записал слова Льва Николаевича Толстого: «Любить дальних, человечество, народ, желать им добра не хитрое дело…

Нет, ты вот ближних-то, ближних полюбить сумей, тех, с которыми встречаешься каждый день, которые иногда надоедают, раздражают, мешают, – вот их-то люби, им-то делай добро!.. Вот иду на днях по парку и думаю. Слышу, идет сзади какая-то баба и просит чего-то. А мне как раз пришла в голову нужная для работы мысль. “Ну, что тебе нужно? – нетерпеливо говорю бабе.

– Что ты пристала?” Но хорошо, что сейчас же опомнился и поправился. А то бывает, спохватишься да уж поздно».
Булла Карл Карлович

Лев Толстой, июль 1907, Тульская губ., дер. Ясенки. Лев Николаевич Толстой снят в один из жарких июльских дней 1907 года в деревне Ясенки, где в это время жили Чертковы. Со слов очевидца, болгарина Христо Досева, фотография была сделана после задушевного разговора Толстого с одним из его единомышленников.

«В это же время, – пишет Досев, – Чертков приготовил на дворе свой фотографический аппарат, желая снять с Л. Н. портрет. Но когда он попросил его позировать ему, Л. Н., почти всегда мирно соглашающийся на это, на этот раз не захотел. Он насупил брови и не мог скрыть своего неприятного чувства.

“Там интересный, важный разговор, касающийся жизни человека, а здесь глупостями заниматься”, – сказал он раздраженно. Но, сдавшись просьбам В. Г., он пошел постоять. Видно, укротив себя, он пошутил над Чертковым. “Он все стреляет! Но я отомщу ему.

Возьму какую-нибудь машину и, когда он начнет стрелять, обкачу его водой! И засмеялся весело”».
Фото Чертков Владимир Григорьевич

Лев и Софья Толстые в 34-ю годовщину их свадьбы, 23 сентября 1896, Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна
Фото Толстая Софья Андреевна

Лев Толстой играет в шахматы с Владимиром Чертковым, 28 – 30 июня 1907, Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна.

Обратите внимание

Справа виден оборот портрета Льва Николаевича Толстого, над которым в это время работал художник Михаил Васильевич Нестеров. Во время сеансов Толстой часто играл в шахматы.

Восемнадцатилетний сын Владимира Черткова Дима (Владимир Владимирович Чертков) был одним из самых «неподдающихся» его партнеров.
Фото Чертков Владимир Григорьевич

Лев Толстой с внучкой Таней Сухотиной, 1908 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна.

В своем дневнике Лев Николаевич написал: «Если бы мне дали выбирать: населить землю такими святыми, каких я только могу вообразить себе, но только, чтобы не было детей, или такими людьми, как теперь, но с постоянно прибывающими свежими от Бога детьми, – я бы выбрал последнее».
Чертков Владимир Григорьевич

Лев Толстой в кругу семьи в день своего 75-летия, 1903 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна. Слева направо стоят: Илья, Лев, Александра и Сергей Толстые; сидят: Михаил, Татьяна, Софья Андреевна и Лев Николаевич Толстые, Андрей.
Фото Протасевич Франц Трофимович

Лев Толстой завтракает на террасе дома в Гаспре, декабрь 1901, Таврическая губ., дер. Гаспра. Из дневника Софьи Андреевны Толстой : «…трудно ужасно, иногда невыносимо с его упрямством, самодурством и полным отсутствием знания медицины и гигиены. Например, доктора велят есть икру, рыбу, бульон, а он вегетарианец и этим губит себя…».
Фото Толстая Александра Львовна

Лев Толстой и Антон Чехов в Гаспре, 12 сентября 1901, Таврическая губ., дер. Гаспра. Писатели познакомились в 1895 году в Ясной Поляне. Фотография сделана на террасе дачи Софьи Владимировны Паниной.
Фото Сергеенко П. А.

Лев Толстой с дочерью Татьяной, 1902 г., Таврическая губ., пос. Гаспара
Фото Толстая Софья Андреевна

Лев Толстой с дочерью Александрой на берегу моря, 1901 г., Таврическая губ., дер. Мисхор
Фото Толстая Софья Андреевна

Лев Толстой и Душан Маковицкий среди больных и врачей Троицкой окружной психиатрической больницы (разговаривает с больным, называющим себя Петром Великим), июнь 1910, Московская губ., с. Троицкое.

Вопросами психиатрии Толстой заинтересовался в особенности после знакомства в 1897 году с известным криминалистом и психиатром Чезаре Ломброзо. Живя в Отрадном по соседству с двумя лучшими в то время Троицкой окружной и Покровской земской психиатрическими больницами, он несколько раз посетил их.

В Троицкой больнице Толстой был дважды: 17 и 19 июня 1910 года.
Фото Чертков Владимир Григорьевич

Лев Толстой в Ясной Поляне, 28 августа 1903, Тульская губ.., дер. Ясная Поляна
Фото Протасевич Франц Трофимович

Идут на открытие Народной библиотеки в деревню Ясная Поляна: Лев Толстой, Александра Толстая, председатель Московского общества грамотности Павел Долгоруков, Татьяна Сухотина, Варвара Феокритова, Павел Бирюков, 31 января 1910, Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна. Черный пудель Маркиз принадлежал младшей дочери Толстого Александре Львовне.
Фото Савельев А. И.

Лев и Софья Толстые и их дочь Александра среди крестьян деревни Ясная Поляна в Троицын день, 1909 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна. Слева – Александра Львовна Толстая.
Фото Тапсель Томас

Лев Толстой идет от дома по аллее «Прешпект», 1903 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна. Из дневника Михаила Сергеевича Сухотина, 1903 год: «С каждым разом я все более и более удивляюсь здоровью и силе Л. Н.

Он все молодеет, свежеет, крепнет. Об его прежних смертельных болезнях и помину нет… Он снова приобрел свою моложавую, быструю, бодрую походку, очень своеобразную, с вывертом носков наружу».

Фото Толстая Александра Львовна

Лев Толстой среди крестьян деревни Крекшино Московской губернии, 1909 г., Московская губ., дер. Крекшино. Крестьяне деревни Крекшино пришли с хлебом-солью приветствовать приезд Льва Толстого.

Он вышел к ним в рубашке с подтяжками наружу, так как день был очень жарким и, по свидетельству очевидцев, долго разговаривал с ними.

Речь зашла о земле, и Лев Николаевич высказал свой взгляд на земельную собственность как на грех, все зло от которого он разрешил опять-таки нравственным совершенствованием и воздержанием от насилия.
Фото Тапсель Томас

Лев Толстой в кабинете дома в Ясной Поляне, 1909 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна. Толстой снят в своем кабинете, в кресле, предназначавшемся для посетителей.

Важно

В этом кресле Лев Николаевич любил иногда сидеть по вечерам, читая книгу при свете свечи, которую ставил рядом, на этажерку. Вращающаяся этажерка была подарена ему Петром Алексеевичем Сергеенко.

На ней помещались книги, которыми Толстой пользовался в ближайшее время и которые поэтому должны были находиться «под рукой». На этажерке приколота записка: «Книги из нужных».
Фото Чертков Владимир Григорьевич

Лев Толстой на прогулке, 1908 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна
Фото Чертков Владимир Григорьевич

Лев Толстой рассказывает сказку об огурце внукам Соне и Илюше, 1909 г., Московская губ., дер. Крёкшино
Фото Чертков Владимир Григорьевич

Лев Толстой на станции в Крекшино, 4 – 18 сентября 1909, Московская губ., дер. Крёкшино
Неизвестный автор

Отъезд Льва Толстого в Кочеты к дочери Татьяне Сухотиной, 1909 г., Тульская губ., Тульский у., станция Козлова Засека. В последние два года жизни Толстой нередко уезжал из Ясной Поляны — то ненадолго погостить к дочери Татьяне Львовне в Кочеты, то к Черткову в Крекшино или в Мещерское Московской губернии.
Фото Чертков Владимир Григорьевич

Лев Толстой, 1907 г., Тульская губ., Крапивенский у., дер. Ясная Поляна. «Ни одна фотография, ни даже писанные с него портреты не могут передать того впечатления, которое получалось от его живого лица и фигуры.

Когда Толстой приглядывался к человеку, он становился неподвижным, сосредоточенным, пытливо проникал внутрь его и точно высасывал все, что было в нем скрыто – хорошего или плохого. В эти минуты глаза его прятались за нависшие брови, как солнце за тучу.

В другие минуты Толстой по-детски откликался на шутку, заливался милым смехом и глаза его становились веселыми и шутливыми, выходили из густых бровей и светили», – писал Константин Сергеевич Станиславский.
Фото Чертков Владимир Григорьевич

Семейное счастье Толстых

Фото льва толстого

Фото предоставлены музеем-усадьбой «Ясная Поляна» и Государственным музеем Л. Н. Толстого в Москве

О семейных обычаях и традициях графской семьи рассказывает Валерия Дмитриева, научный сотрудник отдела передвижных выставок музея-усадьбы «Ясная Поляна».

Валерия Дмитриева

– До знакомства с Софьей Андреевной Лев Николаевич, на тот момент молодой писатель и завидный жених, несколько лет пытался найти себе невесту. Его с удовольствием принимали в домах, где были девушки на выданье.

Он переписывался со многими потенциальными невестами, смотрел, выбирал, оценивал… И вот однажды счастливый случай привёл его в дом Берсов, с которыми он был знаком. В этой прекрасной семье воспитывались сразу три дочери: старшая Лиза, средняя Соня и младшая Таня. Лиза была страстно влюблена в графа Толстого.

Девушка не скрывала своих чувств, и окружающие уже считали Толстого женихом старшей из сестёр. Но у Льва Николаевича было другое мнение.

Сам писатель испытывал нежные чувства к Соне Берс, о чём и намекнул ей в своём знаменитом послании.

На ломберном столе граф написал мелом первые буквы трёх предложений: «В. м. и п. с. с. ж. н. м. м. с. и н. с. В в. с. с. л. в. н. м. и в. с. Л. З. м. в. с в. с. Т». Позже Толстой писал, что именно от этого момента зависела вся его дальнейшая жизнь.

Лев Николаевич Толстой, фото 1868 года

По его замыслу, Софья Андреевна должна была разгадать послание. Если расшифрует текст, значит, она его судьба. И Софья Андреевна поняла, что имел в виду Лев Николаевич: «Ваша молодость и потребность счастья слишком живо напоминают мне мою старость и невозможность счастья.

В вашей семье существует ложный взгляд на меня и вашу сестру Лизу. Защитите меня вы с вашей сестрой Танечкой». Она писала, что это было провидение. Кстати, позже этот момент Толстой описал в романе «Анна Каренина».

Именно мелом на ломберном столе Константин Левин зашифровал Кити предложение руки и сердца.

Софья Андреевна Толстая, 1860-е годы

Счастливый Лев Николаевич написал предложение руки и сердца и отправил его Берсам. И девушка, и её родители ответили согласием. Скромная свадьба состоялась 23 сентября 1862 года. Пара обвенчалась в Москве, в Кремлёвской церкви Рождества Пресвятой Богородицы.

Сразу после церемонии Толстой спросил у молодой жены, как она хочет продолжить семейную жизнь: отправиться ли в медовый месяц за границу, остаться ли в Москве с родителями или переехать в Ясную Поляну.

Софья Андреевна ответила, что сразу хочет начать серьёзную семейную жизнь в Ясной Поляне.

Совет

Позднее графиня часто жалела о своём решении и о том, как рано закончилось её девичество и что она так нигде и не побывала.

Осенью 1862 года Софья Андреевна переехала жить в усадьбу мужа Ясная Поляна, это место стало её любовью и её судьбой. Первые 20 лет жизни оба вспоминают как очень счастливые. Софья Андреевна смотрела на мужа с обожанием и восхищением. Он же относился к ней с большой нежностью, трепетно и с любовью. Когда Лев Николаевич уезжал по делам из усадьбы, они всегда писали друг другу письма.

Лев Николаевич:

«Ничего не надо, кроме тебя. 1863 г. Январь 29 — февраль. Москва.»

«Я рад, что этот день меня развлекли, а то дорогой мне уже становилось за тебя страшно и грустно. Смешно сказать: как выехал, так почувствовал, как страшно тебя оставлять. — Прощай, душенька, будь паинька и пиши. 1865 г. Июля 27. Воин.»

«Как ты мне мила; как ты мне лучше, чище, честнее, дороже, милее всех на свете. Гляжу на твои детские портреты и радуюсь. 1867 г. Июня 18. Москва.»

Софья Андреевна:

«Лёвочка, голубчик милый, мне ужасно хочется в эту минуту видеть тебя, и опять в Никольском вместе пить чай под окошечками, и сбегать пешком в Александровку и опять жить нашей милой жизнью дома. Прощай, душенька, милый, крепко тебя целую. Пиши и береги себя, это моё завещание. 29 июля 1865 г.»

«Милый мой Лёвочка, пережила целые сутки без тебя, и с таким радостным сердцем сажусь писать тебе. Это настоящее и самое большое моё утешение писать тебе даже о самых ничтожных вещах. 17 июня 1867 г.»

«Это такой труд жить на свете без тебя; всё не то, всё кажется не так и не стоит того. Я не хотела писать тебе ничего подобного, да так сорвалось. И так всё тесно, так мелочно, чего-то нужно лучшего, и это лучшее — это только ты, и вечно ты один. 4 сентября 1869 г.»

Толстые обожали проводить время всей большой семьёй. Они были большими выдумщиками, да и сама Софья Андреевна сумела создать особый семейный мир со своими традициями.

Больше всего это чувствовалось в дни семейных праздников, а также на Рождество Христово, Пасху, Троицу. Их очень любили в Ясной Поляне.

Толстые ездили на литургию в приходскую Никольскую церковь, расположенную в двух километрах южнее усадьбы.

На праздничный обед подавалась индейка и коронное блюдо — анковский пирог. Его рецепт Софья Андреевна привезла в Ясную Поляну из своей семьи, в которую его передал доктор и друг профессор Анке.

Сын Толстых Илья Львович вспоминает:

«С тех пор как я себя помню, во всех торжественных случаях жизни, в большие праздники и в дни именин, всегда и неизменно подавался в виде пирожного „анковский пирог“. Без этого обед не был обедом и торжество не было торжеством».

Лето в усадьбе превращалось в бесконечный праздник с частыми пикниками, чаепитиями с вареньем и играми на свежем воздухе. Играли в крокет и теннис, купались в Воронке, катались на лодках. Устраивали музыкальные вечера, домашние спектакли…

Семья Толстых за игрой в большой теннис. Из альбома фотографий Софьи Андреевны Толстой

Обедали часто во дворе, а чай пили на веранде. В 1870-е годы Толстой привёз детям такую забаву, как «гигантские шаги». Это большой столб с привязанными наверху канатами, на них — петля.

Одна нога вставлялась в петлю, другой отталкивались от земли и таким образом прыгали.

Обратите внимание

Детям так нравились эти «гигантские шаги», что Софья Андреевна вспоминала, как было трудно оторвать их от забавы: дети не хотели ни есть, ни спать.

В 66 лет Толстой начал кататься на велосипеде. Вся семья переживала за него, писала ему письма, чтобы он оставил это опасное занятие. Но граф говорил, что испытывает искреннюю детскую радость и ни в коем случае не оставит велосипед. Лев Николаевич даже обучался в Манеже езде на велосипеде, и город­ская управа выдала ему билет с разрешением ездить по улицам города.

Московская городская управа. Билет №2300, выданный Толстому для езды на велосипеде по улицам Москвы. 1896 г

Зимой же Толстые увлечённо катались на коньках, Лев Николаевич очень любил это дело. Не менее часа проводил на катке, обучал сыновей, а Софья Андреевна — дочерей. Около дома в Хамовниках сам заливал каток.

Традиционные домашние развлечения в семье: чтение вслух и литературное лото. На карточках были написаны отрывки из произведений, нужно было угадать имя автора. В поздние годы Толстому прочитали отрывок из «Анны Карениной», он послушал и, не узнав свой текст, высоко оценил его.

В семье любили играть в почтовый ящик. Всю неделю члены семьи опускали в него листочки с анекдотами, стихотворениями или записки с тем, что их беспокоит. В воскресенье вся семья садилась в круг, открывала почтовый ящик и читала вслух.

Если это были шутливые стихотворения или рассказики, пытались угадать, кто бы это мог написать. Если личные переживания — разбирались.

Современным семьям можно взять этот опыт на вооружение, ведь мы сейчас так мало разговариваем друг с другом.

К Рождеству Христову в доме Толстых всегда ставили ёлку. Украшения для неё готовили сами: золочёные орехи, вырезанные из картона фигурки зверей, деревянные куколки, одетые в разные костюмы, и многое другое. В усадьбе устраивали маскарад, в котором принимали участие и Лев Николаевич, и Софья Андреевна, и их дети, и гости, и дворовые, и крестьянские ребята.

«В Рождество 1867 года мы с англичанкой Ханной страстно желали сделать ёлку. Но Лев Николаевич не любил ни елок, ни каких-либо празднеств и строго запрещал тогда покупать детям игрушки. Но мы с Ханной выпросили разрешение на ёлку и на то, чтобы нам позволено было купить Сереже только лошадку, а Тане только куклу.

Решили мы позвать и дворовых, и крестьянских детей.

Для них мы кроме разных сладких вещей, золочёных орехов, пряников и прочего купили деревянных раздетых скелетцев-куколок, и одели их в самые разнообразные костюмы, к большому восторгу наших детей… собралось человек 40 ребят со дворни и с деревни, и детям и мне было радостно раздавать ребятам все с ёлки».

Важно

Куколки-скелетцы, английский плум-пудинг (пудинг, облитый ромом, зажигали во время подачи на стол), маскарад становятся неотъемлемой частью рождественских праздников в Ясной Поляне.

Воспитанием детей в семье Толстых в основном занималась Софья Андреевна. Дети писали, что большую часть времени проводила с ними маменька, но отца они все очень уважали и по-хорошему побаивались. Его слово было последним и решающим, то есть законом.

Дети писали, если на что-нибудь нужен был четвертак, можно было подойти к матери и попросить. Она подробно расспросит, на что нужно, и с уговорами тратить аккуратно даст деньги. А можно было подойти к отцу, который просто посмотрит в упор, прожжёт взглядом и скажет: «Возьми на столе».

Смотрел он так проникновенно, что все предпочитали выпрашивать деньги у матери.

Лев Николаевич и Софья Андреевна Толстые в кругу семьи и гостей. 1-8 сентября 1892 г

Очень много денег в семье Толстых тратилось на образование детей. Все они получили хорошее домашнее начальное образование, а мальчики затем учились в тульской и московской гимназиях, но только старший сын Сергей Толстой окончил университет.

Самое главное, чему учили детей в семье Толстых, — быть искренними, добрыми людьми и хорошо относиться друг к другу.

В браке у Льва Николаевича и Софьи Андреевны родилось 13 детей, но только восемь из них дожили до взрослого возраста.

Самой тяжёлой утратой для семьи стала смерть последнего сына Ванечки. Когда малыш родился, Софье Андреевне было 43 года, Льву Николаевичу — 59 лет.

Ванечка Толстой

Ваня был настоящим миротворцем и своей любовью объединял всю семью. Лев Николаевич и Софья Андреевна очень его любили и переживали безвременную смерть от скарлатины не дожившего до семи лет младшего сына.

«Природа пробует давать лучших и, видя, что мир ещё не готов для них, берёт их назад…», — такие слова произнёс Толстой после смерти Ванечки.

В последние годы жизни Лев Николаевич плохо себя чувствовал и нередко давал родным повод для серьёзного беспокойства. В январе 1902 года Софья Андреевна писала:

«Мой Лёвочка умирает… И я поняла, что и моя жизнь не может остаться во мне без него. Сороковой год я живу с ним.

Для всех он знаменитость, для меня он — всё мое существование, наши жизни шли одна в другой, и, боже мой! Сколько накопилось виноватости, раскаяния… Всё кончено, не вернешь.

Совет

Помоги, Господи! Сколько любви, нежности я отдала ему, но сколько слабостей моих огорчали его! Прости, Господи! Прости, мой милый, милый дорогой муж!»

Но Толстой всю жизнь понимал, какое сокровище ему досталось. За несколько месяцев до смерти, в июле 1910 г., он писал:

«Оценка же моя твоей жизни со мной такая: я, развратный, глубоко порочный в половом отношении человек, уже не первой молодости, женился на тебе, чистой, хорошей, умной 18-летней девушке, и несмотря на это мое грязное, порочное прошедшее ты почти 50 лет жила со мной, любя меня, трудовой, тяжёлой жизнью, рожая, кормя, воспитывая, ухаживая за детьми и за мною, не поддаваясь тем искушениям, которые могли так легко захватить всякую женщину в твоём положении, сильную, здоровую, красивую. Но ты прожила так, что я ни в чём не имею упрекнуть тебя».

Азартный игрок, святой или гений: 10 малоизвестных фактов о Льве Толстом

Фото льва толстого

107 лет назад, 10 ноября (по новому стилю) 1910 года, собрав только вещи первой необходимости, из собственного дома ушел русский писатель Лев Толстой. Ушел и не смог вернуться. Впрочем, вся жизнь этого незаурядного человека была наполнена странными и порой непредсказуемыми поступками.

Играл в азартные игры

Дом, где родился Л.Н. Толстой, 1828 год. В 1854 году дом продан по распоряжению писателя на вывоз в село Долгое. Сломан в 1913 году.

В молодости Лев Толстой любил играть в карты. Ставки были высоки, а везло писателю далеко не всегда. Однажды карточный долг стал настолько велик, что пришлось рассчитаться частью своего родового гнезда — имения в Ясной Поляне. Жертвой азарта стала та часть дома, где Лев Николаевич родился и провел детство.

Не хотел получать Нобелевскую премию

Как только Толстой узнал, что его номинировали на Нобелевскую премию, он тут же написал послание финскому писателю Ярнефельту, прося того сказать шведам, чтобы ему не присуждали премию. Когда же премия досталась не ему, Толстой был очень рад.

Он был уверен, что деньги — воплощение зла, ему они абсолютно не нужны, для него было бы огромным затруднением ими распорядиться. К тому же писателю понравилось получать сочувствие от множества людей, которые сожалели, что премия досталась не ему.

Уступил свою награду простому солдату

С братом Николаем перед отправлением на Кавказ, 1851 год.

Во время военной службы на Кавказе Лев Толстой уступил простому солдату свою награду — Георгиевский крест. Его поступок объяснялся тем, что солдат был безродным и бедным, а наличие такой награды давало право на пожизненную пенсию в размере стандартного солдатского жалованья.

Хотел засадить всю территорию России лесами

Будучи человеком, близким к природе и безмерно любящим свою страну, Лев Николаевич проявлял заботу о будущем. В 1857 году он разработал собственный план озеленения России и готов был принять в нем непосредственное участие.

Обратите внимание

В документе, адресованном Министерству государственных имуществ, он предлагал на 9 лет отдать ему земли, расположенные в Тульской области, и готов был сам их засадить деревьями. По мнению Толстого, государство безнравственно обращается с природными богатствами.

Однако чиновники назвали этот проект не имеющим никаких перспектив и несущим убытки.

Шил сапоги «на подарки»

Лев Николаевич любил всякого рода ручной труд. Он получал удовольствие от процесса создания вещей своими руками, особенно если это приносило пользу и радость друзьям и близким. Одним из его увлечений было шитье сапог.

Созданные пары обуви писатель с огромным удовольствием дарил родственникам, друзьям и знакомым. Его зять даже писал о таком презенте в своих мемуарах, придавая подарку большое значение.

Он отмечал, что будет хранить сапоги на одной полке с изданием «Войны и мира».

Пропагандировал физический труд и помогал голодающим

Толстой на фотографии придворного фотографа С.Л. Левицкого в мундире участника Крымской войны.

Будучи человеком состоятельным и имея дворянские корни, Толстой все равно был почитателем тяжелого физического труда. Он считал, что праздная жизнь не красит человека, она ведет к разрушению личности, как физическому, так и моральному.

В сложные времена, когда мысли о будущем не давали писателю покоя (он уже стал думать об отказе от своего имущества), Лев Николаевич ходил с простыми мужиками пилить дрова. Чуть позже стал шить для общего пользования башмаки из бересты, прекрасно освоив это непростое ремесло.

Он ежегодно помогал крестьянским семьям, в которых по тем или иным обстоятельствам некому было пахать, сеять или собирать урожай. И несмотря на всеобщее неодобрение среди своего благородного окружения, постоянно принимал участие в покосах.

Важно

Писатель всегда помогал голодающим. В 1898 году в близлежащих уездах случился неурожай, а в деревнях не осталось еды. Толстой лично объехал дома и разузнал, где обстановка наиболее сложная.

После этого были составлены списки продуктов и розданы семьям. В самой Ясной Поляне готовили горячие блюда и дважды в день организовывали раздачу обедов.

Все это очень не нравилось властям, которые даже стали следить за действиями Толстого.

Лечился кумысом и ходил пешком на дальние расстояния

Фотография 1876 года.

В один из периодов размышлений о своей жизни писатель нашел свое состояние не совсем здоровым и поставил себе диагноз «тоска и равнодушие». Следуя моде того времени, он стал лечиться кумысом. Метод пришелся ему по душе, и он даже приобрел себе дом рядом с кумысолечебницей. Это место впоследствии стало местом ежегодного отдыха всей семьи.

Три раза предпринимал Толстой походы на дальние расстояния. Дорога давала графу время на размышления, позволяла сосредоточиться на важном и изучить свой внутренний мир. Ходил он из Москвы в Ясную Поляну. Расстояние между ними составляло 200 километров. Впервые в такое путешествие Толстой отправился в 1886 году, и было ему в то время 58 лет.

Довел жену до психического расстройства

Софья Толстая.

Мирная жизнь в семье Льва Николаевича и Софьи Андреевны оказалась под ударом в тот момент, когда граф заразился идеей отказаться от авторских прав на все свои произведения и распродать все имущество.

Супруги не сходились во взглядах на жизненные принципы и устои.

Толстой стремился отдать все блага и жить бедной жизнью, а его жена сильно переживала за то, что их потомки останутся на улице и будут вести нищенское существование.

Из-за переживаний она стала сама не своя, постоянно подслушивала разговоры графа и подсматривала за его действиями.

Совет

После того как Толстой огласил всем свои намерения быть ближе к простому народу, раздать имущество и отказаться от права на свои произведения, Софья Андреевна ждала, что Толстой изложит эти мысли в завещании, сделав их своей последней волей.

Помимо слежки за самим писателем, в любой удобный момент она проверяла его кабинет, рылась в документах и бумагах, стараясь найти подтверждение этому волеизъявлению. На этой почве у нее развилась мания преследования и появились навязчивые идеи.

Летом 1910 года у жены графа начались истерики и припадки, она практически не владела собой. Врачи, вызванные в Ясную Поляну, диагностировали у нее «дегенеративную двойную конституцию: паранойяльную и истерическую, с преобладанием первой».

Последнее путешествие длиною в 10 дней

В.И. Россинский. Толстой прощается с дочерью Александрой, 1911 год.

С 27 на 28 октября (по старому стилю) глубокой ночью в сопровождении своего врача Толстой начал странное путешествие. Сначала они держали путь в Оптину пустынь, граф хотел там пообщаться со старцами.

До Козельска ехали они с простым народом в прокуренном, душном вагоне, Толстой часто выходил на холодный сильный ветер, чтобы продышаться от смрада. В эти моменты и подхватил писатель роковую простуду.

Побывав в Оптиной пустыне, но не встретившись ни с кем из старцев, 29-го числа граф отправился в монастырь в Шамордино. Терзаясь душевными муками, он постоянно менял планы и точки своего путешествия. Одной из последних стал Новочеркасск, в котором проживала его племянница.

Оттуда он хотел уехать в Болгарию или на Кавказ. Но тут дала о себе знать полученная в поезде до Козельска простуда. Состояние графа ухудшалось, и им пришлось сойти с поезда в Липецкой области на станции Астапово.

Толстой рассказывает сказку об огурце внукам Ильюше и Соне, 1909 год, Крёкшино, фото В.Г. Черткова.

Обратите внимание

Простуда перешла в воспаление легких, Лев Толстой умер через три дня в доме начальника железнодорожной станции.

С тех пор в Липецкой области появился город Лев Толстой, а время на старинных часах вокзала остановилось, на них все время 6 часов 5 минут — именно в это время 7 (20) ноября 1910 года умер писатель.

Софья Андреевна не смогла по-человечески проститься с мужем, ее пустили к нему, лишь когда граф был уже без сознания.

Уйдя из дома с небольшим чемоданом, Лев Толстой вернулся в Ясную Поляну в деревянном гробу. Его последнее путешествие продлилось 10 дней.

Adblock
detector